Тарас Бульба-Боровец

«Официальной» датой создания Украинской повстанческой армии (УПА) считается 14 октября 1942 года. Однако уже в 1941 году на Волыни действовала своя УПА - Украинская повстанческая армия «Полесская сечь» атамана Тараса Бульбы-Боровца, которая насчитывала несколько тысяч бойцов.

Атаман Полесской Сечи Бульба-Боровец, 2 сентября 1941г.
Атаман Полесской Сечи Бульба-Боровец, 2 сентября 1941г.

Тарас Дмитриевич Боровец родился 9 марта 1908 года в селе Быстричи Ровенского уезда Волынской губернии Российской империи. В детстве старшие братья прозвали его Бульбой за нос, похожий на картофелину. Маленького Тараса это прозвище сильно обижало - пока он не прочитал гоголевского «Тараса Бульбу», после чего стал гордиться своим прозвищем.

В 1932 году он организовал в родном селе подпольную организацию «Украинское национальное возрождение», но занимался не террором, а культурно-просветительской деятельностью.

Романтики национальной борьбы

В 1934 году польские спецслужбы взяли его «на карандаш» после того, как Боровец начал продавать в городе Ровно «Историю Украины» и другую национальную литературу, - посчитали, что таким образом он работает на кассу ОУН. Была ли это правда, или польским спецслужбам просто привиделось, но после убийства оуновцами министра внутренних дел Польши Перацкого Боровца арестовали и бросили в специально созданный концлагерь Береза-Картузская, где он пробыл 9 месяцев.

Впрочем, гораздо более чем ОУН, с ее жесткой дисциплиной и «фюрер-принципом», Боровца привлекали образы батьки Махно или атамана УНР Юрия Тютюнника.

В августе 1940 года Боровец тайно перешел польско-советскую границу как эмиссар президента УНР в эмиграции Андрея Левицкого. Он пробрался к себе на малую родину и начал создавать свою подпольную сеть. НКВД удалось внедрить в подпольную организацию своего агента, который докладывал, что Боровец прибыл «для создания УНР-ских повстанческих отрядов на территории восточных областей Украины». Но «накрыть» Боровца «энкаведисты» не успели: началась Великая Отечественная война...

Уже 28 июня 1941 года Тарас Боровец объявил о создании Украинской повстанческой армии «Полесская сечь» (УПА «ПС») - хотя армии никакой еще толком и не было. Как только приблизился фронт, Боровец с несколькими соратниками, вооруженные только пистолетами, явились в райцентр Сарны и захватили отделение милиции. Милиционеры сдались без боя, оружие повстанцы забрали себе, а город взяли под свое управление.

Немецкому командованию пришлась по душе прыткость самопровозглашенного атамана, а потому они милостиво дали Боровцу право создать вооруженное формирование численностью до 1000 человек под названием Einheit Polisska Sitsch с условием, что те будут вылавливать окру-женцев.

В скором времени под ружьем у Боровца, который взял себе псевдоним Тарас Бульба, оказалось до 3 тысяч человек. 21 августа он захватил еще один волынский райцентр - Олевск - и сделал его своей резиденцией.

Вскоре Боровец стал «первым парнем» в треугольнике Сарны - Пинск - Олевск, где под его контролем оказались несколько районов, а в Олев-ске вообще была провозглашена Олевская республика. По всей контролируемой «бульбовцами» территории немцы разрешили создать отряды самообороны (в городах - до 100 человек, в селах - до 50 человек) для наведения порядка. В «столице» заработали предприятия, кинотеатр и театр, каждый вторник проводились ярмарки. В планах Боровца было запустить еще и гидроэлектростанцию, но советские партизаны из отряда имени Чапаева 11 сентября взорвали ГЭС и фарфоровый завод, чем сильно подорвали экономику новоявленной республики.

По Полесскому краю распространялись листовки УПА «ПС» с фотографией атамана: тот позировал в простой красноармейской форме и с «УНР-ской» желто-синей повязкой на левой руке (в отличие от бандеровцев, чей флаг был сине-желтым).

Новый порядок

Но очень скоро идиллия мирной жизни с немцами закончилась. На территории Волыни действовала «зон-деркоманда 4а», которая планомерно занималась уничтожением евреев. Боровец написал обличительное письмо «хозяину Украины» Эриху Коху, в котором от имени УПА «ПС» заявил: «Мы не будем толерантно относиться к пролитию даже капли невинной крови граждан Украины, невзирая на их национальную принадлежность».

Но немцы захотели накрепко привязать к себе союзника - кровью. 12 ноября 1941 года из Житомира прибыл гаупт-штурмфюрер СС Гичке и передал Бульбе-Боровцу приказ областной комендатуры СД немедленно «ликвидировать всех евреев в Олевске и других районах» (более 500 человек). В ответ Боровец заявил, что »"Полесская сечь" является украинским формированием и не находится под юрисдикцией немецких властей».

В такой ситуации 16 ноября 1941 года Тарас Боровец был вынужден официально объявить о самоликвидации как республики, так и УПА «ПС» (напоследок присвоив себе звание генерал-хорунжего), а сам с 300 бойцами уйти в лес.

Надо сказать, что местное население поддерживало неофициального лидера Полесья. 16 апреля 1942 года, уже почувствовав себя в силе, Тарас Боровец отдал приказ своим «летучим бригадам»: «Немедленно начать первую фазу борьбы с Гитлером».

Особую славу «бульбовцам» принесла так называемая Шепетовская операция, когда 19 августа 1942 года на сутки был захвачен крупный железнодорожный узел Шепетовка. «Бульбовцам» в виде трофеев досталось 4 эшелона всякого немецкого добра, продовольственные склады на самой станции, а также 2 эшелона с «остарбайтерами», которых «бульбовцы» распустили по домам. Также Бульба отказался от обозначения «Полесская сечь», оставив за собой название УПА - так он выказал свои политические амбиции.

Заметим, что Шепетовская операция прошла за 3 месяца до «официальной» даты создания УПА.

Оуновская интрига

Оуновцы предложили Тарасу Боровцу соединиться с ними, соблазняя постом начальника объединенного штаба, - но тот хотел большего: быть главнокомандующим УПА.

Переговоры шли с января по май 1943 года, долго и трудно. Правда, Боровец согласился принимать бандеровцев в свои ряды, в том числе и целыми подразделениями, с тем, чтобы они также могли называться УПА.

Это было огромным просчетом Боровца, так как оуновцы развернули среди рядовых «упистов» умелую идеологическую пропаганду, а сами, благодаря своей спайке и дисциплине, заняли руководящие посты во многих повстанческих отрядах.

С приходом к командованию оуновскими боевыми соединениями на Волыни Дмитрия Кпячкивского переговоры с Боровцом были прерваны. Обвинив друг друга в срыве переговоров, стороны начали информационную войну, которую Боровец проиграл - с оуновскими агитаторами оказалось бороться тяжелее, чем с немцами.

20 июля 1943 года, после так называемой Волынской резни, Тарас Боровец издал приказ о переименовании единственного оставшегося верным ему подразделения в Украинскую народно-револю-ционную армию (УНРА), чтобы таким образом отмежеваться от ставшей прооуновской УПА.

Многие отряды «бульбовцев» переходили под знамена бандеровцев, а с несогласными разбиралась Служба безопасности ОУН. (19 августа в одной из стычек попала в плен, а позже, 14 ноября 1943 года была казнена жена Боровца, Анна Опоченская. С этого времени Николай Лебедь и Дмитрий Кпячкивский стали кровными врагами Тараса Боровца.)

А вскоре Клячкивский, имея у себя заложницей жену Боровца, и вовсе выдвинул ультиматум - к 8 сентября 1943 года «бульбовцам» надлежало присоединиться к «бандеровской»УПА, в противном случае их будут считать «вражеским» подразделением.

Потерпев столь сокрушительное политическое поражение, Боровец попытался снова завязать отношения с немцами, даже отправился к ним на переговоры в Ровно, а оттуда - в Берлин. Но 1 декабря 1943 года немцы прервали переговоры, схватили «атамана без армии» и отправили в Заксенхаузен, где его держали в камере №77 (в камере №73 в то время сидел Степан Бандера; позже, в 1959 году Боровец даже приезжал на похороны Бандеры, чтобы почтить память соузника).

Лишь осенью 1944 года немцы выпустили Боровца на волю: положение вермахта на Восточном фронте было аховое, и они решили подключить его к работе в штабе так называемой Украинской национальной армии (коллаборационистская структура, призванная воевать с Красной армией), где он должен был отвечать за подготовку партизанских кадров.

Эти немецкие планы остались только на бумаге - вскоре Боровец попал в плен к американцам, жил в Канаде и умер в эмиграции в США в 1981 году.