Русский бунт

18 октября 1820 года начался бунт в казармах Семеновского полка. Усмирять восставших прибыл генерал Милорадович, пользовавшийся в армии огромным авторитетом.

— Солдаты! Вы бились под Фридландом и умирали под Бородином! Насмерть стояли под Кульмом и Лейпцигом! Вам сдался Париж! Но сегодня вы изменники и бунтовщики! Одумайтесь! Вернитесь в казармы! Помните присягу!

Но стоявшие солдаты угрюмо молчали. Это молчание и было их ответом: они никуда не уйдут.

Image

Семеновский полк

Падение дисциплины

Image

Семеновский полк отличался от всех прочих. Офицерами в нем служили родовитые дворяне, обладавшие огромными состояниями. Среди них не принято было курить табак, сквернословить, посещать сомнительные заведения. Телесных наказаний к солдатам семеновские офицеры не применяли, наоборот, всячески культивировали среди них понятие о чести и личном достоинстве, обучали их грамоте.

Однако при дворе в подобных инициативах видели падение дисциплины. В апреле 1820 года командира полка генерала Потемкина перевели из столицы в Рязань. Семеновский полк принял полковник Шварц, боевой офицер, водивший солдат в штыковую при Бородине. Но хуже этой кандидатуры и придумать было нельзя. Шварц был неродовит, беден. У него не было ни образования, ни лоска, ни воспитания. Наконец, он был только полковник, в то время как даже отдельными батальонами в Семеновском полку командовали генералы.

Муштровик Шварц

С первых же дней Шварц начал закручивать гайки. В полку, где забыли о розгах и шпицрутенах, вновь начали сечь солдат, героев Отечественной войны, отмеченных наградами. Гвардейских кавалеров, которых согласно статуту награды нельзя было подвергать телесным наказаниям, изобретательный Шварц щипал за нос, щеки, дергал за усы.

Кроме батальонных и ротных смотров, Шварц ввел десятичные, и каждый день 10 солдат должны были приходить к нему демонстрировать исправность амуниции и свою строевую выучку. Выбранную десятку готовили к смотру всей ротой, ведь, если какой-то элемент амуниции полковник признавал негодным, приходилось покупать новый. За семь месяцев рядовые и унтер-офицеры только 1-го батальона приобрели 4 321 единицу обмундирования, затратив на это 10 000 рублей. За это же время 44 человека получили 14 250 шпицрутенов — по 300 ударов на каждого! В полку появились дезертиры, чего прежде никогда не случалось.

Семеновский полк был создан еще Петром I, и изначально служить в нем, даже рядовыми, могли только дворяне. Но к 1820 году ситуация изменилась: семеновскими солдатами становились рекруты — как во всей остальной русской армии. И все же это был элитный полк.

Что хотите делайте!

Image

16 октября 1820 года Шварц прибыл в манеж, где проводила учения 2-я фузилерная рота. Рядовой Бойченко замешкался при построении. Полковник гвардии не поленился слезть с коня, подошел к солдату и плюнул ему в лицо. Затем провел рядового вдоль строя, требуя, чтобы каждый солдат шеренги плюнул в него. Это видел весь батальон.

Вечером солдаты 1-й гренадерской роты заявили капитану Кашкарову, что сил их больше нет и «что хотите делайте, а больше мы под Шварцем служить не будем!». Ошарашенный капитан пообещал донести требования бойцов до начальства и попросил всех разойтись. Солдаты пошли спать, а капитан отправился к командиру батальона, чтобы доложить о ЧП. Тот немедленно поехал к Шварцу, который, несмотря на ночь, отправился к великому князю Михаилу Павловичу.

Повод для беспокойства был, и какой! Никто не мог знать, как Александр I, находившийся тогда на всемирном конгрессе в Троппау, отреагирует на бунт. С малых лет он числился в списках 1-й гренадерской роты 1-го батальона Семеновского полка и знал многих своих «сослуживцев» в лицо и по имени. Поэтому и непонятно было, с кого полетят головы — с солдат или с командиров?

Арестанты

17 ноября, в 7 утра, рота построилась и потребовала командира батальона. Полковник Вадковский выслушал уже известные ему требования о смене командира полка. Обещал довести их до начальства и приказал солдатам разойтись. Но те уже не отреагировали. В 11 часов утра Вадковский предложил им пройти к штабу гвардейского корпуса и изложить свою просьбу лично командиру корпуса генералу Васильчикову.

Рота в полном составе без оружия в сопровождении барабанщиков прибыла в указанное место, где ее уже ожидали вооруженные солдаты лейб-гвардии Павловского полка. Вышедший к семе-новцам Васильчиков объявил роту арестованной, и 167 человек под конвоем отправились в Петропавловскую крепость.

Верните роту!

Вечером вернувшиеся в казармы барабанщики принесли страшную весть: их товарищи, выступившие против изверга-командира, «пострадали за общество». Поднялась 2-я, за ней 3-я и 1-я фузилерные роты. К полуночи весь 1-й батальон — 500 с лишним человек — вышел на полковой двор. Посланцы батальона пошли по казармам: «Там государева рота за вас погибает, а вы спите?!» К 4 часам утра на полковой двор высыпали все семеновцы.

Офицеры пытались привести солдат к повиновению, но никто их не слушал. Полковник Шварц, опасаясь расправы, сбежал из части и спрятался на квартире знакомого.

Генерал Васильчиков приехал к генерал-губернатору Милорадовичу: «Генерал, если солдаты кого и послушают, то только вас». Увещевал семеновцев и любимый ими Потемкин. Все тщетно. На все уговоры солдаты отвечали: «Пока государева рота не вернется — никуда не уйдем!»

Страшная угроза

В воздухе запахло пугачевщиной. Ведь стоило семеновцам взяться за оружие, и никакой вооруженный караул не смог бы против них устоять. Почти 2 500 штыков, пороха и свинца в избытке. Солдаты, прошедшие войну, а многие и не одну. Было от чего прийти в ужас!

Гарнизон столицы подняли по тревоге. Два батальона лейб-гвардии гренадерского полка усилили гарнизон Петропавловской крепости на случай, если семеновцы пойдут выручать товарищей. Лейб-егеря, павловцы и Конная гвардия заняли позиции недалеко от казарм Семеновского полка. Лейб-гвардии казачий полк занял позиции у Михайловского замка. С грохотом по булыжной мостовой промчалась конная артиллерия.

Сесть за товарищей

Image

Охрипшим голосом генерал Васильчиков просил солдат угомониться. «Ведь побьют вас, дураки!» — в отчаянии кричал он. Но солдат и это не пронимало: «Верните роту!» Генерал с досады плюнул: «Если эта рота вам так дорога, так идите к ней!»

И вылетевшие слова понеслись над головами, от солдата к солдату: «К товарищам, в Петропавловку!» Семенов-цы построились, вышли через ворота и через весь город пошли в направлении Заячьего острова добровольно садиться под арест.

А через сутки адъютант Васильчикова ротмистр Чаадаев (да-да, Чаадаев) отправился в Троппау, где на всемирном конгрессе Александр I вместе с прочими императорами решал судьбу Европы, чтобы доложить государю о бунте.

Без права отставки

Восставший полк был наказан со всей строгостью. Выявленные зачинщики из нижних чинов были биты кнутом и сосланы на каторгу, остальные отправлены служить без права отставки в различные армейские части в Финляндии и Сибири. Шварц был приговорен к смертной казни, но помилован. Офицеров полка перевели в армию с запретом давать им отпуска, принимать от них просьбы об отставке и представлять к наградам.

Семеновский полк был сформирован заново из недавних рекрутов и армейских офицеров, переведенных в гвардию, но это уже был другой Семеновский полк.

А члены зарождавшихся тайных обществ в бунте Семеновского полка увидели средство, с помощью которого можно воплотить в жизнь планы по изменению государственного устройства. Пройдет 5 лет, и они выведут своих солдат на Сенатскую площадь, поднимут Черниговский полк.

Но это будет через 5 лет.

Царская наука

Если вы будете рассматривать портреты русских царей и императоров, то обратите внимание, что почти все они облачены в военный мундир. Наука воевать — первая, которую осваивал царь, ни один из них не избежал войны. Еще в малолетстве царевича приписывали к какому-либо полку, и будущий государь становился шефом этого полка, носил его форму и рос в звании.