Богоявленский храм в Коломне

Богоявленский храм (Россия, г. Коломна).
Богоявленский храм (Россия, г. Коломна).

РОЖДЕНИЕ ШЕДЕВРА

Богоявленский храм в Гончарах расположен сейчас на границе исторического центра Коломны — это означает, что когда-то он стоял на окраине, а еще раньше — за пределами города. Много веков назад здесь располагалось село Бабышево, которым владела супруга Дмитрия Донского, княгиня Евдокия.

В княгинином селе

Первые упоминания о Бабышеве относятся к XIV веку. Известно, что вскоре после вхождения Коломны в состав Московского княжества его оставил в наследство своей супруге князь Иван Калита. Видимо, после этого закрепилась традиция владения селом женами великих князей. В эпоху Куликовской битвы Бабышево принадлежало будущей преподобной Евфросинии (в миру княгине Евдокии), а позже — жене ее сына Софье Витовтовне и жене ее внука Марии Ярославне.

Впрочем, храма тогда в Бабышеве еще не было, во всяком случае сведений о нем не сохранилось. Вероятнее всего, первую церковь здесь построила следующая владетельница села: дочь последнего византийского императора и супруга Ивана III Софья Палеолог. По преданию, она долго не могла забеременеть и много молилась в храмах Коломны и иных московских окрестностей — в том числе в Троице-Сергиевом монастыре, где ей явился преподобный Сергий. Вскоре после этого великая княгиня родила наследника, будущего Василия III.

В честь счастливого разрешения от бремени и памятуя о данных обетах, Софья Палеолог велела заложить в вотчинном селе Бабышеве деревянную церковь. Освятили ее, что вполне объяснимо, в честь Зачатия св. Анны, и в первые века своей истории храм был известен именно как Зачатьевский.

К XVI веку Коломна разрослась настолько, что село Бабышево практически слилось с городом, превратившись в Гончарную слободу, где селились гончары и кирпичники, строители стен Коломенского кремля. Строили его, кстати, по приказу Василия III — того самого вымоленного Софьей сына, рождению которого и обязана была своим появлением сельская, а теперь слободская церковь. С превращением села в слободу прекратилась традиция княжеского владения — теперь это место вошло в епархиальные земли.

В XVI или в начале XVII века храм постигло общее для деревянных храмов бедствие: он сгорел. Возможно, кстати, что сгорел не тот храм, что построили по велению Софьи Палеолог, а «наследовавший» (или один из «наследовавших») ему — известно, что Гончарная слобода выгорала не единожды.

Новые имена

Сколько всего раз деревянный храм горел и восстанавливался, мы не знаем, однако во время одного из пожаров произошло чудо, изменившее его судьбу. Вот как об этом рассказывал святитель Филарет (Дроздов), представитель старинного иерейского рода, много веков обитавшего в Гончарной слободе: «В древнейшие времена существовал здесь деревянный Зачатьевский храм, в котором с древнего времени находилась пожертвованная из деревни Митяево икона Нерукотворного Образа Спасителя; после пожара, истребившего в селе Бабышеве и деревянный храм Зачатьевский, икона была найдена чудесно сохраненною в пепле. В воспоминание сего и построена была вместо сгоревшей Зачатьевской церкви другая — в честь Нерукотворного Образа Господня».

Таким образом, храм приобрел новое посвящение и стал Спасским. Именно под этим именем он известен на протяжении большей части XVII века. Об этом времени имеется уже больше документальных свидетельств. Известно, что в 1649 году слобода, фактически являвшаяся городским районом, официально вошла в состав Коломенского посада. Сохранились позднейшие описания некоторых богослужебных предметов, имевшихся в деревянной Спасской церкви.

Ближе к концу столетия, когда каменное дело получило достаточно широкое распространение и многие старые храмы перестраивались в камне, задумались и о строительстве каменной Спасской церкви. Архиепископ Коломенский Никита (Тотемский), активно пропагандировавший строительство каменных церквей, благословил это начинание.

Работы начались в 1680 году и затянулись почти на 10 лет. Освятили каменную церковь только в 1689 году. И здесь кроется тайна храма. По документам церковь строили как Спасскую — в соответствии с посвящением ее предшественницы. Однако освящена она была в честь Богоявления. С чем связан такой поворот дела, до сих пор неизвестно. Однако факт свершился — в 1689 году в коломенской Гончарной слободе появился совершенно новый храм, не связанный со своими предшественниками даже названием.

ЧЕРЕЗ ВЕКА

Под приглядом святителя

Коломенский Богоявленский храм проделал долгий путь: от сельской церкви до кафедрального собора Крутицкой и Коломенской (то есть, географически, московской областной) епархии. Столь высокий статус храм получил уже в советские годы, избежав закрытия и оставшись единственной действующей церковью в древнем городе у слияния Москвы-реки и Оки.В лето от создания мира 7188, а от Рождества Христова 1680-е в граде Коломне, что на посаде, в Гончарах, основана каменная церковь Божия во имя Нерукотворенного Образа Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, а святится в лето от мироздания 7197, а от Рождества Христова 1689, индикта 10-го, месяца июля в 7 день во имя Богоявления Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа при державе Благочестивейших Великих Государей и Великих Князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича Всея Великия и Малыя и Белыя России самодержавцев при великом господине Кир Иоакиме, Патриархе Московском и всея России, а освящен Преосвященным Никитою, Архиепископом Коломенским и Каширским».Эта парадоксальная надпись на одном из напрестольных крестов Богоявленского храма красноречиво свидетельствует о том, что изменение посвящения храма, рассказом о котором мы закончили предыдущий раздел, было неожиданным и будто бы даже не до конца осознанным самими современниками. В самом деле — если несколько сократить предыдущий абзац, то получится, что в нем сказано следующее: основана Спасская церковь, освященная во имя Богоявления. С таким двойным, по крайней мере в сознании коломенцев, названием храм и начал свою более чем трехсотлетнюю жизнь.Выглядел он в то время совсем не так, как сейчас. Хотя в архитектуре церкви и ныне вполне угадываются черты русского узорочья, нынешний его облик с колоннами и четырехскатной кровлей сформировался уже в эпоху классицизма. Особенно «громко» об этом говорит явно более поздняя колокольня. Впрочем, так как колокольню нередко пристраивали к церквям позже (и иногда — значительно) завершения строительства собственно церкви, в Средней России и, в частности, в Подмосковье есть немало храмов с таким сочетанием стилей: сам храм — еще в формах древнерусской архитектуры, а колокольня — уже отчетливый классицизм.Впрочем, и храмовые формы, напоминающие о древнерусском зодчестве, часто видоизменяли, приспосабливая к меняющимся архитектурным модам. В XVII столетии Богоявленский храм обладал многими ныне утраченными деталями, среди них: вместо четырехскатной крыши — каскад кокошников (замена этого выразительного элемента в старых храмах простой ровной кровлей — один из лейтмотивов малопонятных нам с точки зрения сегодняшнего дня перестроек церквей в XVIII—XIX веках); более маленькие окна с массивными наличниками; отсутствие крылец с колоннами и пилястр на углах основного четверика. При этом самая заметная часть Богоявленской церкви, пятиглавые куполов, осталась практически неизменной.

Храмовый комплекс

Известно, что новый храм долго оставался холодным, то есть не отапливался, а поэтому богослужения зимой в нем не совершались. Рядом с ним как минимум с середины XVIII столетия стояла теплая деревянная Введенская церковь. Вместе с Богоявленским храмом она составляла классическую пару большого летнего и маленького зимнего храмов, однако до нашего времени эта церковь не сохранилась: дерево — материал недолговечный. Однако память о той церкви осталась в виде Введенского придела, который находится сейчас справа от главного алтаря.Любопытно, что к двум названиям храма в народном названии прибавилось и посвящение зимней церкви, и в дошедших до нас записях все три названия употребляются в произвольном порядке. Например, вот какая надпись сделана на отлитом для прихода во второй половине XVIII века колоколе:

«Лета 1767 февраля 9-го дня лит сей колокол к церкви Богоявления Господня и Всемилостивого Спаса... лил мастер Семен Возжухин... Нерукотворенного Образа и Введения Пресвятыя Богородицы того прихода прихожанин, а в том колоколе старинной вкладчины 7161 году гостиной сотни Матрены Петровны дочери Волковой 30 пуд, данной ею в вечное поминовение».

 

Отметим, что колокол этот отлили не для колокольни, а для маленькой звонницы, которой продолжал довольствоваться храм и через 100 лет после своего строительства. Такая ситуация сохранилась до самого конца XVIII века.В 1799 году была упразднена Коломенская епархия, вошедшая в состав Московской епархии. Архиерей, занимающий последнюю кафедру, отныне носил титул митрополита Московского и Коломенского. Через год к первому в этом ряду митрополиту Платону (Левшину) обратился настоятель Богоявленской церкви священник Никита Афанасьев с просьбой дозволить серьезную перестройку, а точнее — расширение храма за счет строительства колокольни и устройства двух приделов. Благословение было получено, и в самом начале нового столетия начались строительные работы.К тому времени в Богоявленском храме оборудовали печное отопление, и деревянный Введенский храм оказался не нужен — вскоре его разобрали, а память об этой церкви решили запечатлеть в посвящении одного из приделов. Второй же придел освятили во имя священномученика Харлампия — по обету, данному купцом Герасимом Свиридовым, одним из прихожан, обратившихся с вместе с отцом Никитой с упомянутым выше прошением к архиерею. Обет этот он дал во время тяжбы, которую не надеялся выиграть, пообещав в случае счастливого ее окончания устроить храм того святого, чья память празднуется в день суда. Решение в пользу Свиридова вынесли 10 февраля — в день памяти святого Харлампия.В 1803 году работы были завершены. Храм обрел колокольню в стиле зрелого классицизма и значительно расширился. Однако сам основной объем при этой перестройке оставили неизменным — некоторые из настенных росписей, существовавших еще в XVIII веке, сохранились и уже в наше время были обнаружены под слоями позднейшей живописи.

Духовная колыбель святителя

Несмотря на то, что Богоявленскому храму довелось сыграть роль кафедрального собора в советские годы, в истории православия славен он прежде всего не этим. Первое, что расскажут любознательному посетителю о Богоявленской церкви Коломны, — что именно здесь, в настоятельском доме при храме, родился и получил воспитание виднейший деятель русского православия — святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский.Вот как обстоятельства его рождения описывал духовный писатель XIX века архимандрит Григорий:

«Рождение его записано в метрической книге Богоявленской церкви за 1782 год таким образом: „У соборного диакона Михаила Федорова родился (26 декабря) сын Василий, крещен (и св. миром помазан) генваря 1-го числа (в день своего ангела). Восприемником был соборный ключарь Петр Васильев, восприемница Домника Прокопиева жена иерея Никиты Афанасьева". Говорят: „...Накануне рождения отец его Михаил Федорович отправился ради великого праздника Рождества Христова к своему тестю Никите Афанасьевичу, священнику Богоявленской церкви. С ним была и супруга его Евдокия Никитична,которую застала здесь минута разрешения от бремени, и она произвела на свет сына, названного Василием в честь св. Василия Великого. Коломна не разумела еще тогда, какого младенца даровал ей Бог...”».
Будущий святитель, в миру Василий Дроздов, родился в семье потомственных священнослужителей. И по матери и по отцу его предки служили священниками, но с Коломной была связана материнская линия, поэтому фамилия Дроздовых — не коломенская. По отцовской линии род происходил из Веневского уезда Тульской губернии. Любопытно, что по материнской линии уже прадед святителя Афанасий Филиппов в серединеXVIII века являлся священником коломенской Богоявленской церкви, то есть этот приход для митрополита Филарета можно назвать не просто родным, а потомственным.Сын упомянутого отца Афанасия, иерей Никита Афанасьев, уже упоминался в нашем рассказе. Именно благодаря его стараниям в начале XIX века храм заметно вырос и обзавелся колокольней. Дочь отца Никиты Евдокия вышла замуж за Михаила Дроздова, который позже служил священником в разных храмах города: сначала в кафедральном Успенском соборе, потом в церкви Троицы-на-Ямках, потом снова в соборе, но уже в сане протоиерея.Именно дед святителя, священник Никита Афанасьев, сыграл особую роль в воспитании будущего архиерея. Семья Дроздовых поначалу не имела собственного дома в Коломне и жила у тестя — а значит, мальчик рос под надзором мудрого и уважаемого священника Богоявленской церкви, испытав сильное влияние его неординарной личности. Излишне говорить, что храм деда стал для Василия не менее родным местом, чем его дом.Даже когда Дроздовы обзавелись собственным жильем при Троицком храме в Ямской слободе, куда перевели отца Михаила, юный Василий проводил очень много времени в гончарском доме. Он часто упрашивал родителей разрешить ему остаться у бабушки и дедушки, которые обучали его игре на гуслях и рассказывали ему истории коломенской старины. Окончательно в родительский дом он перебрался, когда пришла пора заняться «регулярной» учебой. На этом непосредственная, физическая связь святителя с Богоявленским храмом в целом завершилась, но то воспитание и те впечатления, которые он получил здесь в самом восприимчивом и важном для формирования личности возрасте, несомненно, наложили отпечаток на всю его жизнь, а для многих поколений гончарских прихожан сделали его абсолютно «своим» святым.Наделенный выдающимися способностями, святитель быстро сделал церковную «карьеру». В 1808 году он принимает монашеский постриг, а уже в 1817 году, через год после смерти батюшки, отца Филарета хиротонисали во епископа, еще через два года он становится архиепископом на Тверской кафедре и членом Святейшего Синода. Все эти годы не прерывалась его переписка с дедушкой, который пристально следил за духовным развитием внука и радовался его успехам. В 1821 году случилось знаменательное событие: владыка Филарет (Дроздов), которого иерей Никита носил на руках младенцем, стал архиепископом Московским и Коломенским, то есть фактически духовным начальником собственного деда. Правда, в том же году отец Никита, бывший уже в преклонных годах, оставил службу, а к Богоявленскому храму настоятелем определили другого его внука — младшего брата архиепископа Филарета Никиту Дроздова.В 1824 году иерея Никиты Афанасьева не стало. Архиепископ Филарет так написал об этом матери:
«Бог совершил волю Свою над Прародителем нашим: повинемся судьбе Его. Известие о преставлении Дедушки получил я не без слез; но и не без утешения. Знаю, что он ожидал часа смертного, и к таинству приступал часто. И потому нечаянность кончины не приносит заботы... Да примет Господь душу его в мире... Молитвы его будут с нами. Не скорбите много, и Бабушку утешайте».

 

Накануне потрясений

В первой половине XIX века Гончарная слобода продолжала активно развиваться и строиться. В эти годы здесь появилось множество новых домов и усадеб, часть из них сохранилась до нашего времени. Название слободы уже не отражало занятий всего ее населения — она превратилась в достаточно зажиточный жилой район Коломны, где проживали в основном успешные и обеспеченные люди. Атмосфреа уюта и благополучия сохранилась здесь по сию пору.Менялся и Богоявленский храм. В 1846 году, уже при преемниках настоятеля Никиты Дроздова, скончавшегося в довольно молодом возрасте, храм обнесли новой каменной оградой. В начале следующего десятилетия была поновлена трапезная; митрополит Филарет лично заново освятил оба боковых придела. Владыка заботливо следил за состоянием дел в Коломне, приезжал сюда на освящение храмов и на праздники. В те годы, когда в городе буйствовала страшная эпидемия холеры, он составил правила крестного хода для прихожан Богоявленской церкви, долженствующего стать защитой от мора. С тех пор крестный ход проводился здесь ежегодно до 1920-х годов.Во второй половине XIX века настоятелями храма были уже не родственники семьи святителя Филарета. В 1878 году, при настоятеле Николае Постникове, в «Московских епархиальных ведомостях» была опубликована работа «Богоявленская, в городе Коломне, церковь» — подробное описание коломенского храма, свидетельствующее о том, что его важность для истории русского православия уже ни у кого не вызывала сомнений.

Мытарства

Последним настоятелем Богоявленской церкви в досоветские времена был отец Михаил Холмогоров. Он скончался вскоре после революции, не успев стать жертвой антирелигиозной вакханалии. Во всей полноте ее ощутили на себе его последователи. 1920-е годы коломенские храмы пережили относительно спокойно, но в 1929 году, в момент «великого перелома», гонения резко усилились. Были арестованы и сосланы епископ Коломенский Феодосий (Ганицкий) и самые преданные ему священники. По некоторым сведениям, в ссылку отправился и тогдашний настоятель Богоявленского храма. Во всяком случае, именно тогда на это место назначили нового человека, которому суждено было войти в сонм новому-чеников, — отца Иакова Бриллиантова. Вскоре он стал благочинным Коломенского округа, после чего начались его мытарства. Органы безопасности неоднократно пытались привлечь священника к сотрудничеству, а после его отказов арестовывали и ссылали. В 1937 году он был расстрелян на Бутовском полигоне. Об отце Иакове и его преемнике протоиерее Иоанне Розанове мы подробнее расскажем в разделе «Судьбы».Возможно, главная заслуга протоиерея Иоанна Розанова заключается в том, что Богоявленская церковь так и не была закрыта. Она оказалась в ряду тех немногих храмов, где богослужения не прерывались и в самые тяжелые для Церкви и страны годы. По окончании Великой Отечественной войны Богоявленская церковь получила статус кафедрального собора Крутицкой и Коломенской епархии — во многом потому, что выбирать было особенно не из чего: почти все храмы к тому времени оказались упразднены. Здесь, в тихом районе тихого подмосковного города, продолжалась молитвенная жизнь, и московские архиереи несколько десятилетий служили в храме, ставшем физической и духовной родиной для одного из славнейших деятелей Русской Церкви.

СВЯТЫНИ

В Богоявленской церкви, избежавшей закрытия, поругания и разорения в советскую эпоху, сохранилось множество старинных образов. Некоторые из них почитаются особо, но и «рядовые» иконы пребывают тут не первое столетие, и перед ними молились многие поколения коломенцев.

Святой целитель

Нужно сказать, что почти все старинные иконы Богоявленской церкви попали в храм «со стороны», не будучи написанными специально для него. «Родные» же иконы, созданные еще для одного из его деревянных предшественников, погибли в одном из пожаров. Вот как об этом писал автор XIX века:

«В этом храме множество древних икон: есть образы письма византийцев, и два или три кисти знаменитого Андрея Рублева... Но все это драгоценное собрание, которого описание составило бы книгу и которое размещено в алтаре, в двух приделах и трапезе, доставлено из других, еще более древних храмов, — вероятно, упраздненных: ибо в пожар, истребивший деревянную церковь... спасена была только одна — Нерукотворенного Спасова Образа. Упомянем здесь особенно об одной, весьма достопримечательной, — это икона Знамения; вернейший список с Новгородской. Вокруг нее изображено житие Богоматери, между коего — сретение московскими жителями Владимирской иконы при вторжении Тамерлана. Такая вставка, не относящаяся к житию, есть второе доказательство ее современности изображенному событию, которое поразило тогда умы и сердца россиян. Здесь представлены князь Владимир Андреевич Храбрый и митрополит Киприан, принимающие икону от владимирцев. На князе низкая шапка самой древней формы. Заметим, кстати, что эта икона списана прежде переписания подлинной митрополитом Макарием. Не сам ли Вел. князь Василий Дмитриевич велел переписать ее и оставил здесь, ибо здесь, в Коломне, он возымел мысль послать во Владимир за иконою Боголюбскою, о чем писал отсюда в Москву к митрополиту. — В таком множестве икон всех эпох нашей иконописи, кажется, ни одна не попала в руки невежды-понови-теля. Есть и поновления, но в местах не важных — лица и одежды все сохранены. Духовенство и вкладчики этого храма заслуживают за то благодарность всех чтителей древней святыни».

К сожалению, большинство из упомянутых здесь образов до нас не дошло — изъятий и разграблений в советские годы избежать не удалось и действующей церкви. Икона Божией Матери «Знамение» пропала бесследно, а старинный Образ Спаса Нерукотворного XVII века в храме есть, но, по сведениям настоятеля, это не тот, что был спасен из огня, — та икона была как минимум на сотню лет старше.

Сейчас самой почитаемой иконой храма считается образ одного из популярнейших святых, чье изображение есть почти в каждом русском храме, — святого целителя Пантелеймона. Это особая икона — она пришла непосредственно с Афона.

Образ оказался в городе благодаря потомственной почетной гражданке Коломны Марии Николаевне Шевлягиной. Это имя было известно в XIX веке всей Коломне как имя главной городской благотворительницы. Рано овдовев, Шевлягина посвятила свою жизнь помощи беднякам и больным. Жила она неподалеку от Богоявленской церкви и, конечно, не оставляла ее своим попечением.

Обстоятельств и времени заказа иконы св. Пантелеймона афонским мастерам мы не знаем. Собственно, и об афонском происхождении образа стало известно лишь недавно, когда во время реставрации храмовых икон на задней стороне этого образа обнаружили надпись:

«Икона сия писана на Святой Горе Афонской и в русском Святого Великомученика и Целителя Пантелеймона монастыре, от коего и послана в Коломну Марии Николаевне Шевлягиной в благо-словление Христолюбивым жителям, в благодатную помощь и заступление всем с верою и усердием прибегающим ко Святому Пантелеймону и умильно молящимся пред честным его образом».

 

Еще один образ, на который стоит обратить особое внимание, — Зачатьевский образ в богатом окладе, на котором изображены святые Иоаким и Анна в тот день, когда они узнали, что станут родителями. Образ связан с самым древним периодом истории бабышевского храма, построенного, как мы помним, Софьей Палеолог в честь рождения наследника и освященного как раз в честь Зачатия св. Анны. Празднование этого библейского события всегда оставался на особом счету в Гончарной слободе, даже спустя много веков после того, как храм получил иное освящение. Одна из улиц здесь до XX века называлась Зачатьевской, ну а Зачатьевская икона до сих пор — одна из самых любимых у прихожан.

Но и это еще не всё. Читателю, собравшемуся посетить коломенский Богоявленский храм, советуем не забыть поклониться необычной скульптурной Страстной иконе Бо-жией Матери, старинной иконе Николая Чудотворца и иконе Явления Богородицы прп. Сергию Радонежскому с частицей мощей любимей-шего русского святого.

Заканчивая рассказ о святынях Богоявленской церкви, упомянем ковчег с частицей Святого Креста и частицами мощей 64 святых.

ОБЛИК ХРАМА

Храм снаружи

Архитектура Богоявленской церкви состоит как бы из двух слоев — основы конца XVII века и переделок в классическом стиле, выполненных на заре XIX столетия. Причем последние настолько аккуратно вплетены в первоначальный замысел, что создают как будто новый синкретичный стиль, предвещающий эклектику второй половины того же века.

«Оригинальная» церковь построена в характерном для провинциальной архитектуры своей эпохи стиле. Это бесстолпный двухсветный четверик, перекрытый лотковым сводом. Характерная черта храма — тесно поставленное пятиглавие: пять небольших главок стоят купно в центре кровли. Центральный барабан является световым, оконные прорези на нем — совсем небольшие; боковые барабаны — глухие.

Запоминающаяся черта храма — сильно выдвинутая к востоку невысокая алтарная апсида.

Остальные элементы основного объема по преимуществу относятся к XIX веку. Тогда были вырезаны новые большие окна, устроены классические портики крылец и карнизы. Но, повторимся, сочетание различных эпох в облике храма не вызывает ощущения разнородности и даже не сразу замечается — настолько оно гармонично.

Во время перестройки Богоявленской храма, предпринятой в 1800— 1803 годах, он обзавелся высокой четырехъярусной колокольней в стиле зрелого классицизма. Возможно, она несколько великовата по отношению к самому храмовому зданию: как следствие, колокольня как бы «перетягивает» на себя внимание и доминирует над миниатюрным на ее фоне пятиглавием. С другой стороны, большая колокольня, несомненно, украсила храм, сделав его более торжественным. Основание колокольни — высокий восьмерик, переходящий в цилиндрический ярус звона с полусферической кровлей и главкой.

Храм и колокольня соединены широкой трапезной с двумя приделами. Ее довольно внушительные размеры — также результат переделки XIX века. Вокруг храма — ухоженная территория с небольшим садом и церковной лавкой в старинном двухэтажном деревянном приходском доме.

Пристройка

С северной стороны к четверику храма примыкает поздняя пристройка с отдельной главкой.

Пятиглавие

Пять характерных для второй половины XVII века небольших куполов поставлены оченьтесно друг к другу в центральной части четырехскатной крыши. Вследствие этого привычные нам по иным храмам пропорции верхнего яруса оказываются нарушенными.

Большая апсида

Алтарная апсида храма, имеющая чуть заметное трехчастное деление, выглядит резко выступающим отдельным архитектурным элементом. В более привычном исполнении апсиды как бы вытекают из основного объема храма. Здесь, как мы видим, это правило нарушено.

Классицизм

Храм богато украшен колоннами, по которым безошибочно узнаются постройки эпохи классицизмуа. Изящные колонны ионического ордера использованы в верхнем ярусе колокольни. В XVIII веке появились портики над боковыми входами.

Храм внутри

Как почти все немногие церкви, в которых в советскую эпоху не прекращались богослужения, Богоявленский храм сохранил многое из своего дореволюционного убранства.

Главная достопримечательность его интерьера — оригинальный центральный иконостас XVII века, поставленный вскоре после завершения строительства каменной Богоявленской церкви. Он имеет оригинальную структуру, будучи как бы разделен на два примерно одинаковых по высоте «этажа», в нижнем из которых расположены местный и праздничный чины, а в верхнем — деисис и пророческий чин. Праотеческий чин устроен необычно — в виде отдельных икон в округлых окладах, помещенных выше «тела» иконостаса. Иконостас украшен богатой резьбой, особенно искусно выполнены царские врата. Большинство икон в нем — подлинники XVII века.

Основной объем храма гораздо выше и торжественнее трапезной, хотя и ту нельзя назвать бедной или обделенной старыми иконами. По северной и западной стенам основного объема идут деревянные хоры.

Иконостасы приделов гораздо моложе — они относятся к концу XIX века. С того же времени сохранились киоты, паникадила и металлическое ограждение солеи.

Помимо икон, иконостаса и утвари, с дореволюционных времен сохранились в храме и фрески. Правда, оригинальной старинной живописи здесь не найти — фрески регулярно поновлялись, и те росписи, что мы видим сегодня, созданы, скорее всего, незадолго перед революцией. Помимо образов святых, в росписях храма присутствуют орнаменты.

Левый придел освящен во имя священномученика Харлампия, икона которого расположена неподалеку. Справа — Введенский придел. Еще один престол является выносным — его используют, когда нужно совершить две литургии.

Структура храма

Структура Богоявленского храма
Структура Богоявленского храма

Обозначения

1. Вход в храм

2. Харлампиевский придел

3. Введенский придел

4. Центральный иконостас XVII века

5. Колокольня

План Богоявленского храма
План Богоявленского храма

Интересные факты и цифры

Длина Богоявленской церкви — более 30 метров.

Ширина основного храма —10 метров; трапезной части — около 15 метров.

В пятиярусном иконостасе главного придела храма имеется множество икон XVII века.

Пол храма выстлан исторической метлахской плиткой.

БОГОЯВЛЕНСКИЙ ХРАМ СЕГОДНЯ

В тихом центре

Послевоенная история Богоявленского храма в Гончарах — это летопись тихого и, если можно так выразиться, преданного служения Богу в патрирахальной части провинциального города. Тем самым связь времен не была окончательно прервана, а когда настали иные времена, то нашлись люди, принявшиеся энергично возрождать Русскую Церковь.

середине XX века произошло редчайшее для эпохи событие — в Богоявленском храме появился новый престол. Пусть и приставной, но новый. Освятили его во имя преподобного Сергия Радонежского и использовали для поздней литургии. Посвящение неслучайно — все Сергиевские храмы в окрестностях были давно закрыты.

Гонения на Церковь после войны ослабли лишь в том смысле, что миновала физическая угроза жизни священнослужителей и прихожан. Однако постоянная слежка, ущемление прав, предложения о «сотрудничестве» не исчезли. Показательный пример: одному из настоятелей Богоявленского храма, отцу Николаю Ковальскому, за отказ от сотрудничества с КГБ было запрещено жить в Московской области, и он был вынужден с семьей покинуть Коломну и скитаться по маленьким приходам в глубинке.

На рубеже 1980—1990-х годов, когда повсеместно вновь открывались храмы, настоятелем Богоявленской церкви был протоиерей Александр Захаров. Тогда значительных изменений в жизни прихода йе случилось, разве что прихожан стало побольше — в трудные годы «перестройки» и крушения коммунистических идеалов крестились многие бывшие атеисты. Настоящие перемены начались уже при следующем настоятеле, протоиерее Андрее Хмылове, пришедшем в храм в 1993 году.

Как и в дореволюционные годы, храм в это время перестал быть просто собранием верующих. При нем открылась воскресная школа, чуть позже появилась община трезвости «Вера». Самое удивительное, что когда при церкви создавали это общество для борьбы с пьянством, еще не было открыто, что новомученик отец Иаков Бриллиантов, расстрелянный в 1937 году на Бутовском полигоне, являлся наиболее вероятным автором акафиста иконе Божией Матери «Неупиваемая Чаша», молитва перед которой спасает именно от греха пьянства.

Велась в Богоявленском храме и реставрация. Прежде всего, были поновлены росписи и отреставрированы иконы. Привели в порядок фасад, на котором появилась мозаичная икона Богоявления работы Василисы Королевой. Убрали лишние деревья на храмовой территории, после чего скрытый за ними храм как бы вновь открылся миру.

Сейчас, помимо воскресеной школы и общины трезвости, при храме действует детская гончарная мастерская, издается газета «Благовестник». Богоявленская церковь, в советские годы единственный действующий храм Коломны, — ныне одна из многочисленных приходских церквей, что вовсе не умаляет той важнейшей роли, которую она сыграла в истории русского православия.

Справочная информация

Храм открыт ежедневно, богослужения совершаются каждый день в 7:00 и в 17:00. По воскресным дням совершается поздняя литургия на приставном Сергиевском престоле. Ежедневно служатся молебны и акафисты. Расписание богослужений советуем уточнять на сайте Богоявленского храма.

Контакты

Адрес: 140415, Россия, Московская обл., г. Коломна, ул. Гончарная, 8. Телефон: +7 (496) 612-35-09 Сайт: www.bogoyavlenie.prihod.ru GPS-координаты: 55.104086°N - 38.778222°E

Как добраться

На электричке из Москвы — до станции Коломна, дальше пешком по улице Льва Толстого в сторону храма, который можно опознать по голубой колокольне. — На автомобиле: из Москвы следует выезжать по федеральной трассе М5 («Урал») через Новорязанское шоссе; вскоре после Бронниц будет указатель на Коломну. С центральной дороги, которая приведет вас к Коломенскому кремлю, надо повернуть на улицу Яна Грунта налево, проехать по ней до конца, далее направо на улицу Пушкина и сразу налево на Посадскую. В конце Посадской — направо на Гончарную: отсюда храм уже хорошо виден.