Съешь, сколько можешь

Священник Дэниел Лайсон, живший в XVIII веке, коллекционировал необычные возможности и причуды людей, собирал их описания, которые находил в газетах, рукописях, рекламных объявлениях и даже на афишах балаганов.

В итоге собрал «Коллектиану»: ныне этот объемный архив хранится в Британском музее. Среди прочих диковин упоминаются там и невероятные обжоры, способные съесть все что угодно, в том числе и совсем несъедобные вещи. Специалисты считают собрание Лайсона достоверным историческим источником.

Image

Обжоры в истории

Первый шаг к каннибализму

Английские газеты конца XVIII века уделяли много внимания странным пищевым привычкам британских граждан. В прессе появлялись заметки о том, например, как в Ирландии некий господин на спор съел пять лисят и получил за это 50 фунтов. А пастух из Йоркшира проглотил кота за 2 гинеи.

Но пари между герцогом Бедфордским и лордом Берримором, состоявшееся в 1788 году, и вовсе стало достоянием истории. Газета, подробно описавшая это событие, названное «кошкоедством», до сих пор хранится в Британском музее.

Итак, герцог поспорил на 100 гиней, что лорд не сможет съесть живого кота, оставив выбор животного за Берримором. И тот, выиграв пари, доказал, что Бедфорд здорово ошибался на его счет.

«Подвиг» Берримора произвел впечатление на публику. Иначе как объяснить тот факт, что он был повторен 2 года спустя в Виндзоре? Присутствовавший на представлении корреспондент рассказывал, что жертвой пари пал упитанный кот, которого спорщик «сожрал в несколько укусов вместе с кожей», оставив лишь кости. Спустя 30 лет Генри Кроу, один из первых защитников животных, назвал эти забавы преступлением, расценив их как «первый шаг к каннибализму».

Великий едок

В XVII веке в Англии жил Николас Вуд, получивший прозвище Великий Кентский Едок. С юности он демонстрировал свой аппетит на ярмарках и балаганах. И был этакой местной достопримечательностью. Его часто приглашали в дома знатных людей, чтобы позабавить домочадцев. Однажды он выиграл спор с сэром Уорхэмом, съев обед, предназначенный для восьми персон. А вот испытание, приготовленное ему сэром Уильямом Сидли, Вуд не прошел: съев огромное количество еды, он потерял сознание. При этом живот его напоминал раздувшийся шар. Слуги Сидли положили Великого Едока на пол и стали натирать живот жиром, чтобы кожа смягчилась и растянулась.

Вуд пришел в себя лишь на следующий день. И тогда сэр Сидли велел посадить проигравшего в колодки и вдоволь поглумился над ним.

Правда, вскоре у Николаса появилась возможность реабилитироваться. В гостях у лорда Уоттона он на спор съел 84 кролика за раз. И даже не поперхнулся. Но у Великого Едока, конечно, имелись недоброжелатели. Один из них заключил пари, что накормит Вуда до отвала всего за 2 шиллинга. Он купил на эти деньги 12 булок и 6 кувши-нов эля. Прикончив выпивку. Вуд уснул мертвецким 9-часовым сном и снова проиграл спор.

И все же это был своего рода талант, на котором очень хотелось заработать, в том числе и представителям искусства. В 1630 году поэт Джон Тейлор, остановившись на постоялом дворе, стал свидетелем обеда Вуда. Тот, проглотив козлиную ногу, 60 яиц, 3 пирога и пудинг, не наелся. Но у хозяина больше ничего не было. Тогда слуга принес утку, но Вуд не стал ждать, пока ее приготовят: он разорвал птицу на куски и съел все, кроме перьев и клюва. Поэт, впечатленный зрелищем, дал обжоре 20 шиллингов, чтобы тот приехал к нему в Лондон. Тейлор задумал разбогатеть на особенностях Вуда.

Благодаря рекламной кампании, развернутой поэтом, на первое зрелище в Медвежьем саду Бенксайда собралась целая толпа. Вуд съел целую тачку требухи, потом все пудинги, которые удалось найти в округе. Согласно анонсу второго шоу, Вуду предстояло проглотить упитанного теленка и ливер от 20 овец. Сам «артист» был не против. А поэт, со свойственным ему красноречием, расписывал Вуда на все лады. Желудок называл стойлом для быков, хлевом для свиней, оленьим парком, погребом для продуктов и «местом встречи сухопутных зверей, воздушных пернатых и морских рыб». Челюсти сравнивал с жерновами.

Однако перед самым представлением Вуд запаниковал, припомнив все свои «актерские» неудачи, в том числе и потерю зубов в результате поедания на публике костей козла. И решил сбежать. Тейлор остался на бобах. И, пытаясь поправить свое финансовое положение, сочинил оду Великому Едоку.

Камнееды

Лавры Вуда не давали покоя другим обжорам. Некий Цыган, разъезжавший с представлениями по Европе, был изображен на афишах с маленькой собачкой в зубах, в руках он держал огромный шмат ветчины и бочонок эля. Его визитной карточкой был аттракцион с поеданием камней.

В середине XVII века ирландский солдат Френсис Батталья демонстрировал способность поедать блюда, щедро приправленные камнями и щебнем. После этого он тряс животом, чтобы публика могла послушать, как камни стучат в его желудке. Сам он утверждал, что еще в детстве не ел кашу до тех пор, пока в нее не насыплют мелких камушков. О Батталье писал английский врач и философ Джон Балвер в «Антропо-морфозисе». Более того, по портрету знаменитого камнееда, написанному известным тогда рисовальщиком Вацлавом Холларом, были сделали гравюры, которые очень хорошо продавались.

Последователь Баттальи по прозвищу Камнеед объяснял свои способности тем, что ему пришлось питаться щебнем в течение 13 лет, после того как в 1761 году его корабль потерпел крушение у берегов Норвегии и он оказался на необитаемом острове. Медики того времени находились под впечатлением того, как Камнеед с хрустом пережевывал камни, но ни один из них не упомянул об этом феномене в своих трудах.

И на старуху бывает проруха

Случалось, что в погоне за славой обжоры погибали.

Так, в 1790 году некий мужчина из Ланкашира выпил 5 кварт эля. закусив напиток глиняным кувшином. Спустя два дня он умер: осколки застряли в пищеводе.

А в начале XIX века в ботаническом саду Парижа работал сторожем некий месье Бижу. Современники считали его чудаком, тогда как он возомнил себя великим натуралистом. У Бижу была своя система классификации животных по их экскрементам, которые он коллекционировал. Но прославился он в первую очередь тем, что мог проглотить любую мерзость, например труп льва, сдохшего в зоопарке. Правда, до смерти его довела совсем другая трапеза: Бижу скончался, на спор проглотив 4 кг свежих булок. С такой едой его желудок не справился...

В XIX и XX веках публичных обжор поубавилось, но они еще встречались в балаганах и бродячих цирках. Например, в 1949 году некий Мак-Нортон по прозвищу Человек-аквариум во время шоу выпивал огромное количество воды, затем глотал б рыбок и 12 лягушек. А после срыгивал их живыми в чашу.

В цирках Америки долгое время выступал некий Гик — дикарь, по легенде. На глазах у зрителей он откусывал головы крыс и цыплят, а потом выпивал их кровь. Ходили слухи, будто он был алкоголиком и за стакан виски мог сделать все что угодно...

Жаба на десерт

Полифаги (люди с расстройством пищевого поведения) были готовы есть все, в том числе омерзительные для нормального человека «продукты». Так. в 1792 году во Франции месье Дюфур съел суп из гадюк, закусив его черепахой, летучей мышью, крысой и кротом. Потом он с удовольствием проглотил жареную сову, приправленную светящейся серой. Ну а десертом ему послужили жабы. мухи, пауки и гусеницы.

Почти у всех полифагов были общие черты. Как правило, страсть к обжорству появлялась у них еще в детстве.

После своих пиршеств они сильно потели и распространяли вокруг себя отвратительный запах.