Агния Барто

Творчество советской детской поэтессы Агнии Барто оценивали неотрывно от советского режима. Сначала ее творениями восхищались и считали их необходимым компонентом воспитания подрастающего поколения, а потом объявили ее слугой сталинизма. И если даже цитировали, то только с издевкой.

Агния Барто стала поэтессой с легкой руки наркома Луначарского.

Годы жизни советской поэтессы Агнии Барто - с 1906 по 1981 год - вобрали в себя практически всю советскую эпоху. И Агния Львовна неизменно шагала в ногу со временем.

 

«Компонент» воспитания

Уронили мишку на пол,

Оторвали мишке лапу...

Или:

Наша Таня громко плачет:

Уронила в речку мячик...

 

Кому в детстве не читали эти стихотворения? Нам уже кажется, что они - из русского фольклора. Но на самом деле стихи, так прочно вошедшие в наш мир, написала Агния Барто. Конечно, ее творчество принадлежало к периоду расцвета детской литературы, который пришелся на советское время в жизни нашей страны. Современниками и «коллегами» Барто были Самуил Маршак, Корней Чуковский, Сергей Михалков.

Агния Волова родилась в Москве в еврейской семье. Ее отец был врачом. Мать - домохозяйкой. Все в жизни их дочери складывалось легко. Будущая поэтесса как будто родилась под счастливой звездой.

 

Она с детства отличалась грациозностью - поступила в хореографическое училище. Легко его закончила.

 

Позже Агния Львовна любила вспоминать об одном эпизоде: на выпускной вечер к начинающим балеринам пришел сам нарком просвещения Анатолий Луначарский. На мероприятии юная танцовщица Волова читала стих собственного сочинения. И после этого Анатолий Васильевич вызвал Агнию к себе в министерство и благословил на создание произведений для детей. Один год она все же протанцевала в театре. Потом вышла замуж за молодого и красивого Павла Барто, который каким-то экзотическим образом сочетал занятия орнитологией с написанием детских стихов. В 1927 году у супругов родился сын Эдгар, которого дома звали Гариком.

 

С мужем Агния написала несколько стишков для самых маленьких. И пошло-поехало. Барто писала на самом деле хорошие детские стихи. Но многочисленные семинары для детских поэтов и писателей, проводимые советскими государственными деятелями, убедили Агнию Львовну в том, что детская литература должна не только просвещать, развлекать и учить добру. Книги должны внушать самым маленьким советский патриотизм. Это несколько преломило сознание Агнии Львовны. И наложило свой отпечаток на ее творчество и личность.

 

С началом профессиональной работы в литературе Барто, как и многие ее коллеги по писательскому цеху, сразу принялась за создание собственного образа литератора-друга и воспитателя подрастающего поколения. Она постоянно встречалась с детьми - в школах, библиотеках; посещала с выступлениями и детские дома...

 

Вообще, все официальные биографии писательницы написаны в свойственной советскому времени иконописной манере. В те годы литератор был либо окончательно и бесповоротно прекрасен, либо его не было вообще - именно забвение ждало тех, кого репрессировали. В литературу многих писателей и поэтов вернула только реабилитация...

Но репрессии миновали голову Агнии Барто. Ее лишь во второй половине 1930-х пожурили за... чересчур сложные рифмы в стихотворении «Уронили Мишку на пол...».

 

Жизненная стратегия поэтессы была очень правильна для времени, в котором она жила. Барто как-то сразу поняла: даже литератор, пишущий хорошие детские стихи, не может быть аполитичен. Этого не понял, к примеру, Даниил Хармс, другой детский поэт, умерший в тюрьме в начале Великой Отечественной.

 

Барто была очень энергична - на месте ей не сиделось. И в войну - тоже. К 1941 году в ее жизни произошли большие изменения: она второй раз вышла замуж - и опять за очень красивого мужчину. Ее супругом стал видный советский энергетик Андрей Щегляев. От него она родила дочь Татьяну. Другая бы выбрала спокойную жизнь эдакой «декоративной» жены-поэтессы за спиной мужа, преуспевающего ученого. Но только не Барто!

 

Дочь поэтессы вспоминала: мама дома всегда была главной. Ее слово было последним. При этом Агния Львовна постоянно была в разъездах. Она пользовалась полным доверием власти: даже в 30-е годы прошлого века она была в коротком списке «выездных» литераторов. Именно в то время она увидела неприятное лицо фашизма - и не на полосах советских газет, а собственными глазами. Она была в Испании в дни гражданской войны. И страдала от жалости к осиротевшим маленьким испанцам.

 

Барто навсегда запомнила благословение Луначарского. И сразу поняла: надо заручаться поддержкой состоявшихся детских поэтов. Она всегда жаловалась на робость. Но смогла преодолеть ее. Агния Львовна встречалась и с Маяковским, и с Чуковским, и с Маршаком. И все ее одобрили. Об этом она любила рассказывать. Не забывая говорить о том, что ей, робкой женщине, решиться попросить о встрече известных поэтов было отнюдь не легко. Даже собственное стихотворение о челюскинцах она в разговоре с Корнеем Чуковским выдала за сочинение некого пятилетнего мальчика.

 

 

В ногу со временем

В войну семья Барто оказалась в эвакуации. И тут Агния Львовна не могла усидеть на месте. Она ездила корреспондентом на фронт. Решила написать книгу о подростках, которые трудились на уральских заводах, заменяя ушедших на фронт взрослых. Материал для этого произведения поэтесса собирала так, как этого требовало время, в котором ей довелось жить. Она освоила профессию токаря и даже получила самый низкий рабочий разряд.

 

Вообще, Барто была и умела быть ярким, или, правильнее выразиться, характерным для своей эпохи персонажем. Она одевалась и причесывалась «как все». В женщине с убранными назад волосами, в обычном сером сарафане и светлой блузке сложно было узнать одного из ведущих и самых успешных литераторов страны. В отличие от поэтов Серебряного века, которые всегда пытались выделяться из толпы, Агния Львовна от природы была человеком, которому это было не свойственно. И современники не подозревали ее в инакомыслии.

 

Тем более что она умела говорить с детьми на детском языке. Ее иногда так и именовали -«переводчица с детского».

 

К 1950-м годам в активе Барто было несколько очень популярных сборников стихов для малышей, сценарии фильмов, в том числе трогательной картины «Подкидыш». Этот сценарий поэтесса написала в соавторстве с актрисой Риной Зеленой.

 

В 1945 году в жизни Барто произошло страшное событие - под колесами грузовика погиб ее сын. От грустных мыслей поэтесса находила забвение в добрых делах. Она стала вести на радио передачу «Найти человека»: за годы войны многие дети потеряли родителей. С помощью Барто почти тысяча семей воссоединилась...

 

 

Непростая роль

Но все-таки нельзя не сказать, что Агния Львовна была продуктом той эпохи, в которую жила. Она являлась одним из лиц официального советского искусства. А эта роль требовала определенного поведения в определенные моменты. И Барто спокойно следовала генеральной линии, даже если ее поступки становились губительными для коллег по цеху.

 

Так, в 1965 году Агния Барто была в числе советских литераторов, которые активно участвовали в судебном процессе писателей Андрея Синявского и Юлия Даниэля. Ее привлеки в качестве эксперта их творчества, и поэтесса написала разгромный отзыв о произведениях каждого из них. В принципе, Агнии Львовне могли на самом деле не нравиться труды подсудимых. Но она не могла не понимать, что этих людей за неугодное власти творчество приговорят к лишению свободы.Осужденных отправили в лагеря. А ведь были те, кто, рискуя карьерой, заступились за них. Или хотя бы промолчали.

 

В 1974 году Барто активно участвовала в заседании президиума Союза писателей СССР, на котором исключили из этой организации Лидию Чуковскую (дочь Корнея Чуковского), известного литератора и редактора, специалиста по творчеству Герцена и Ахматовой. Исключили за «антисоветчину». На этом сборище Агния Львовна упрекала Лидию Корнеевну за злость и приводила ей в пример ее же доброго отца. Тут-то Чуковская и припомнила Барто участие поэтессы в газетной травле Корнея Ивановича, которая развернулась в 1930-е годы. Тогда его ругали за «сказочность» его детской поэзии и призывали творить в духе социалистического реализма.

 

Чуковский тогда легко отделался - замечаниями. Но Барто не могла не понимать, чем такие претензии могли обернуться для человека в страшные 1930-е...

 

Агния Барто скончалась от инфаркта в 1981 году. Ее похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве.

 

Ее детские стихи малыши до сих пор с удовольствием читают и заучивают наизусть.



2 030
  • Нравится
  • 6

Интересно почитать


Ольга Берггольц
Поэтессе Ольге Берггольц выпала страшная судьба. Ей наяву пришлось пройти через все то, что многим видится лишь в самых тяжелых кошмарах. И пережила...
Зина Портнова
Советских детей воспитывали на примерах пионеров-героев. Все истории подвигов этих молодых граждан советской страны были чрезвычайно похожи. Не стала...
Казнь Бенито Муссолини
Вечером 28 апреля 1945 года в берлинскую Рейхсканцелярию Адольфа Гитлера, находящуюся уже под огнем советской артиллерии, по радио поступило...
Шульгин Василий Витальевич
Удивительная судьба Василия Шульгина-дворянина, националиста, депутата Государственной думы царской России - была переполнена историческими...
Нина Риччи
Вся история модельера Нины Риччи (Nina Ricci) — чрезвычайно жизнеутверждающая. Свое дело она начала в сорок девять. И преуспела в уже тогда...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

История знает массу примеров великолепной памяти. Выдающийся афинский полководец Фемистокл знал имена 20 тысяч афинских граждан. Его перещеголял великий Александр Македонский, который не только знал по имени 30 тысяч своих солдат, но и помнил каждого из них в лицо.


Самые популярные статьи
Что больше читают