Князь Владимир

Князь Владимир был сыном киевского князя Святослава Игоревича и внуком княгини Ольги, той самой, что, по легенде, люто расправилась с древлянами за смерть князя Игоря. Год рождения Владимира неизвестен.

Князь Владимир

Его матерью была Малуша, дочь некоего Малка Любечанина — уроженца не то древнерусского города Любеча (близ впадения Десны в Днепр), не то выходца из одноименного города в земле поморских славян (современный Любек в Германии). «Повесть временных лет» называет ее служанкой при Ольгином дворе — «милостницей», а Никоновская летопись — «ключницей». Конечно, Ольге не могла понравиться связь ее сына с «рабыней». Ольга прогневалась на Малушу и отослала ее, уже носящую под сердцем того, кому предстояло стать крестителем Руси и Красным Солнышком, со «двора теремного» в одно из своих сел. Согласно позднему преданию, Владимир родился в селе Будутино под Псковом.

 

Несмотря на то что мать его была наложницей, Владимир считался полноправным членом великокняжеского рода. Сразу после рождения мальчик был взят к Ольгиному двору и воспитывался вместе с двумя своими сводными братьями — Ярополком и Олегом, которые были рождены Святославом в «законных» браках.

 

У Святослава не было возможности заниматься воспитанием малолетних сыновей, так как почти вся его жизнь прошла в походах. Влияние княгини Ольги — первой христианки на киевском престоле — на духовное развитие внуков было очень сильным. Но после ее смерти в 969 году христианское воспитание Ярополка, Олега и Владимира резко оборвалось. Святослав, воинствующий язычник, заставил их вернуться к языческому культу.

 

После смерти Святослава власть в Русской земле наследовали его сыновья. Ярополку при разделе достался Киев, Олег сел княжить в древлянской земле, а Владимиру выпало быть новгородским князем.

 

Братья не смогли ужиться мирно меж собою. Сначала мечи скрестили Ярополк и Олег. Решающая битва произошла в древлянской земле, под стенами Овруча — стольного города Олега. Олегово войско было разбито, а сам он свалился при отступлении в городской ров и был задавлен телами убитых.

 

Желая отомстить за брата, Владимир повел на Киев своих новгородцев и набранную «за морем» (в славянском Поморье) варяжскую дружину. По пути он напал на соседний Полоцк, где княжил князь Рогволод, который не захотел выдать свою красавицу-дочь Рогнеду за новгородского князя, предпочтя ему сватов Ярополка. Город был взят, а Рогволод вместе со всей своей семьей попал в руки Владимира.

 

Поход Владимира на Киев победоносно завершился 11 июня 978 года. В этот день Ярополк, вызванный на мирные переговоры, вошел в шатер Владимира и был предательски убит двумя варягами, стоявшими при входе.

 

Во всей древнерусской литературе мы не найдем ни одного упрека Владимиру за убийство брата. И это неудивительно.

 

Тот или иной исход вооруженной борьбы в представлении людей того времени, как христиан, так и язычников, являлся непререкаемым свидетельством свершения небесного правосудия, Божьего суда. Поражение доказывало неугодность побежденного Богу (или богам), победа была видимым знаком торжества справедливости и позволяла победителю законным образом присвоить власть и имущество поверженного врага. «И Бог помог ему [Владимиру] и сел в Киеве на месте отца своего Святослава и деда своего Игоря», — пишет древнерусский книжник начала XI века Иаков Мних, предваряя этой фразой свое известие об убийстве Ярополка «мужами Володимеровыми».

 

Став «самовластным» правителем Русской земли, Владимир постарался единство политическое подкрепить единством веры. С этой целью он приказал вынести языческих идолов, которым поклонялась его варяго-русская дружина, со «двора теремного» и поставить их в городе, на холме, для всеобщего поклонения. Тем самым Владимир старался стереть все видимые различия между завоевателями и завоеванными, превратив их в соотечественников, спаянных общими интересами и нуждами.

 

В своей личной жизни Владимир тоже соблюдал языческий обычай, предписывавший князю иметь много жен. Первой его супругой стала полоцкая княжна Рогнеда. Но, отличаясь неуемным сладострастием, позднее он значительно расширил свой гарем. Среди его «законных» жен летописи называют «грекиню» (вдову Ярополка), двух «чехинь» и «болгарыню». Число же наложниц Владимира и вовсе будто бы исчислялось сотнями: «300 в Вышгороде, да 300 в Белгороде, да 200 в сельце Берестовом».

 

Вместе с тем Владимир был храбрым и удачливым полководцем. Предводительствуемые им русские дружины не раз отличались на поле брани. Он предпринял несколько победоносных военных походов: отвоевал захваченную Польшей Галицию (Червонную Русь), смирил отколовшихся во время княжеской междоусобицы вятичей и радимичей, победил волжских булгар, нанес смертельный удар Хазарскому каганату, чье могущество было сломлено еще во времена княжения Святослава. Восстановленное единство Руси обеспечило успех военным предприятиям Владимира. «И побеждал всех врагов своих, и боялись его все соседи. Против кого он выступал войной, всех одолевал», — пишет Иаков Мних.

 

Победив Хазарию, Владимир принял титул кагана («великим каганом земли нашей» величает его митрополит Иларион в своем «Слове о законе и благодати»). То был обдуманный политический шаг. Русские князья издавна стремились повысить международный престиж своего титула «великий князь русский». Однако в Византии русских князей называли всего лишь «архонтами» (термин, означающий просто независимого правителя), наравне с вождями диких кочевых племен — венгров и печенегов. Поэтому, как свидетельствует император Константин Багрянородный («Об управлении империей»), киевские князья, начиная с Игоря, желали получить «царские венцы» от византийских императоров. Византия, однако, проявляла крайнюю неуступчивость в этом вопросе.

 

Принимая почетный титул кагана, которого в официальных документах константинопольского двора именовали «наиблагороднейшим и наиславнейшим», Владимир заявлял о себе как о могущественнейшем правителе Восточной Европы — от Дона и Волги до Карпат и от Балтийского моря до Черного. Это был вызов, обращенный ко всем окрестным государям, но прежде всего — к императору Византии.

 

«И единодержец был земли своей, покорив под себя окружные страны, одних миром, а непокорных мечем» — такими словами подводит итог дохристианского правления Владимира митрополит Иларион. Государственное величие Русской земли, опиравшееся на материально-духовные возможности языческого общества, достигло своего предела. Дальнейшее развитие ее государственного суверенитета было невозможно без коренного преобразования религиозно-политических основ княжеской власти.

 

С годами Владимир все отчетливее сознавал историческую обреченность язычества. Уроки бабки Ольги не прошли даром. Наши древние писатели (Иаков Мних, митрополит Иларион) свидетельствуют, что князь Владимир принял решение креститься самостоятельно, под влиянием примера княгини Ольги. А преподобный Нестор («Чтение о житии Бориса и Глеба») добавляет, что князю Владимиру было некое «видение Бо-жие», непосредственно побудившее его к обращению. Мы знаем также, что Владимир был особенно заворожен картиной Страшного суда — именно этим устрашающим зрелищем открывается его «Церковный устав».

 

Однако крещение главы государства в те времена было еще и важным политическим актом. Поэтому Владимир сделал все для того, чтобы его личный выбор возвысил Русскую землю и великокняжескую власть.

 

В 987 году в Византийской империи полыхала гражданская война. Удачливый полководец Варда Фока решил завладеть императорским престолом. Встав во главе большого войска, он осадил Константинополь, за стенами которого укрылся законный император Василий И. Не имея достаточных сил для того, чтобы подавить мятеж, Василий II обратился за помощью к князю Владимиру. Император просил поскорее прислать отряд русских воинов, которые славились как отменные бойцы.

 

Владимир не отказал в просьбе, но взамен потребовал отдать ему в жены сестру императора — принцессу Анну. В то время породниться с императорским домом Византии было большой честью для любого европейского государя. Делать было нечего, и Василий II дал свое согласие на брак, оговорив, впрочем, что Владимир перед свадьбой примет христианство.

 

Отныне военно-политический союз Руси и Византии, предусмотренный и предыдущими русско-византийскими договорами, должен был получить совершенно другую основу. Больше не могло быть речи об опасливых отношениях соседей поневоле, различающихся между собой во всем и прежде всего в вопросах веры. Международный ранг крещеной Руси подлежал коренному пересмотру. Ей предстояло войти в византийское содружество народов на правах ближайшего союзника басилевсов и защитника христианства в северных «скифских» землях. Императоры обещали закрепить почетное место Русской земли в системе внешнеполитических приоритетов империи как на уровне государственных, так и церковных отношений (основание в Киеве митрополичьей кафедры, подчиненной Константинопольскому патриархату).

 

Владимир, как и обещал, послал в Константинополь несколько тысяч своих воинов. С их помощью мятеж Варды Фоки был подавлен.

Теперь настало время и для Василия II выполнить свою часть договора — отдать за Владимира принцессу Анну.

 

Однако византийские императоры вообще неохотно выдавали замуж своих сестер и дочерей за иностранных государей. В их глазах это был неравный брак, нежелательный мезальянс с варварами. Поэтому, когда Василий И покончил с мятежниками, он и не подумал выполнять свое обещание. Принцесса Анна осталась в Константинополе.

 

Разгневанный Владимир объявил Византии войну. Во главе большого войска он осадил Херсонес — важнейший византийский порт в Крыму. Владимир перекрыл поступление воды в город, херсонесцы изнемогли от жажды и сдались на милость победителя.

 

Известие о падении Херсонеса заставило Василия II пойти на мировую. Принцесса Анна была отправлена в Херсонес, где и обвенчалась с Владимиром, который перед свадебной церемонией принял христианство. Теперь можно было приступать к крещению всей Русской земли.

В 988 или 989 году (тут возможны разночтения) Владимир вернулся из Херсонеса в Киев. Чтобы побудить колеблющихся принять новую веру, Владимир велел низвергнуть идолы языческих богов. Статую Перуна, например, с позором протащили по земле до берега Днепра и бросили в воду. Таким способом язычникам внушали мысль, что их боги ничтожны и не могут постоять за себя.

 

Подобный образ действий был в то время распространен и в Западной Европе. Например, когда в 1168 году датчане взяли славянский город Аркону (на острове Рюген), где находилось наиболее почитаемое в славянском Поморье святилище Святовита, датский король Вальдемар (тезка русского князя) велел «вытащить этот древний идол Святовита, который почитается всем народом славянским, и приказал накинуть ему на шею веревку и тащить его посреди войска на глазах славян и, разломав на куски, бросить в огонь» (сообщение хрониста XII века Гельмольда).

 

Пораженное зрелищем повергнутых идолов, киевское вече одобрило призыв князя всем миром поменять веру. На следующий день поутру на берегу Днепра собралось множество людей обоего пола и всех возрастов. Их разделили на группы и велели по очереди заходить в реку, которая заменяла купель. Священники читали положенные молитвы, а потом давали каждой группе крестившихся христианские имена: одно мужское — общее для всех мужчин, другое женское — общее всем женщинам. Никакого бытового неудобства от этого не возникало, так как после крещения в повседневном обиходе все равно использовались прежние мирские имена.

 

Вот так, стараниями Ольгиного внука, состоялся культурно-цивилизационный переворот в русской истории, благодаря которому наш национальный характер и наша культура со временем приобрели неповторимое своеобразие.



1 573
  • Нравится
  • 5

Интересно почитать


Ольга Берггольц
Поэтессе Ольге Берггольц выпала страшная судьба. Ей наяву пришлось пройти через все то, что многим видится лишь в самых тяжелых кошмарах. И пережила...
Наталья Петровна Голицына
Наверное, каждый из нас знает произведение А. С. Пушкина «Пиковая дама», но мало кому известно, что писал поэт свою героиню с реального...
Петляков Владимир Михайлович
Пе-2, Петляков-2, «Пешка» - эти названия хорошо знают любители авиации. Машина соответствовала духу времени и была одним из самых...
Елена Глинская
Великую княгиню Елену Глинскую, жизнь которой уместилась в короткие 30 лет (1508-1538), в основном помнят как мать Ивана Грозного. Между тем она была...
Княгиня Ольга
Историкам образ Ольги доставил немало головной боли. Многие свидетельства порождают больше загадок, чем открывают достоверных фактов. Само ее...
Рогнеда
С картины Антона Лосенко «Владимир и Рогнеда», написанной в 1770 году, начинается русская историческая живопись. По законам жанра, к...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

В Древней Руси шкурки лесной куницы настолько широко использовались в меновой торговле, что, видимо, от названия ценного пушного зверька происходит и название бывшей в ходу монеты - куны.


Самые популярные статьи
Что больше читают