Улыбка Дмитрия Нагиева

Дмитрий Нагиев обычно предстает перед зрителями в роли ироничного и циничного провокатора, отпускающего едкие шуточки на грани фола. Не последнюю роль в создании образа «плохого парня» играет его брутальная внешность: уверенный взгляд, волевой подбородок и, конечно, знаменитая саркастическая ухмылка. Многие думают, что это удачно найденный штрих, отрепетированный перед зеркалом. На самом деле имидж актеру создала сама судьба.

Многие думают, что саркастическая ухмылка Дмитрия Нагиева - это удачно найденный штрих, отрепетированный перед зеркалом. На самом деле имидж актеру создала сама судьба.Многие думают, что саркастическая ухмылка Дмитрия Нагиева - это удачно найденный штрих, отрепетированный перед зеркалом. На самом деле имидж актеру создала сама судьба.

 

Экзамен для дембеля

- Если вы после лета решите не возвращаться, я вас пойму, - эти слова, произнесенные просто и буднично, еще долго звучали в ушах студента театрального института Дмитрия Нагиева. Он вполне осознавал, что педагог Владимир Викторович Петров, человек мягкий и деликатный, в такой форме дает ему понять, что артиста из него не получится.

 

Год назад Дмитрий был полон радужных надежд, горел творческим азартом, а его энтузиазм был просто беспредельным. Ведь он поступил на актерский факультет, да еще и попал к прекрасному учителю, мастеру с мировым именем, и ему предстояло в течение нескольких лет осваивать профессию, о которой он давно мечтал. Это казалось чудом. Конкурс был невероятный - 250 человек на место. Сотни талантливых ребят, занимавшихся в театральных студиях, окончивших музыкальные школы, имевших опыт игры на сцене, стремились попасть в ЛГИТМиК. А взяли его, исхудавшего и одичавшего дембеля, три дня назад вернувшегося из армии и явившегося на экзамены в военной форме. Это не было эпатажем, просто гражданской одежды у него в тот момент не имелось, так же как и денег на ее покупку.

 

Он не готовился и не очень верил, что поступит. Это было авантюрой, вызовом судьбе. На экзамене прочитал басню «Ворона и лисица» и полбасни «Волк и ягненок» - то, что помнил еще со школы. И его взяли. Видимо, свою роль сыграли выразительная фактура и природное обаяние, не уничтоженное даже тяжелой армейской службой, с которой Дмитрий вернулся с выбитыми зубами, сломанным носом и отбитыми почками.

 

 

Лето мучительных сомнений

Актерская профессия была его детской мечтой, хотя в юные годы он с ней мысленно распрощался: жил на окраине Питера, занимался самбо, дрался со шпаной, фарцевал, чтобы добыть карманные деньги. И угодил в милицию за операции с валютой. Выбор был простым: тюрьма или армия. Он выбрал второе, хотя потом сомневался в правильности этого решения - очень уж лютыми были дедовщина и условия службы. Вернулся Дмитрий закаленным, огрубевшим и отчаянным. Бояться и терять было нечего, так почему бы не попробовать осуществить свою заветную мечту?


И вот перед ним открылись фантастические перспективы: он будет играть на сцене, достигнет успеха, станет великим актером... Через пару месяцев Дмитрий понял, что все не так просто. У него ничего не получалось. Он старался, выкладывался на двести процентов, но сам понимал: не то. Нет легкости, нет полета и вдохновения, вместо этого постоянное напряжение и чувство, что он занимает не свое место и все усилия напрасны.

Закончился первый курс. Владимир Викторович дал ему понять, что нужно серьезно подумать, стоит ли продолжать учебу. Это было самое мучительное лето, день и ночь Дмитрий изводил себя сомнениями. Он знал, что его сердце навсегда принадлежит сцене. Теперь, когда он попробовал, окончательно понял, что хочет быть актером. Но сможет ли? Стоит ли пытаться, если у него нет таланта?

 

Нагиев все же пришел на второй курс, просто не мог не прийти. Его тянуло в театр, как магнитом. И все началось снова: лекции, репетиции. Но теперь было немного иначе, он стал более уверенным, более пластичным в игре. Дмитрий, наконец, дождался первой похвалы от Владимира Викторовича, другие педагоги тоже стали смотреть на него более благосклонно. Жизнь налаживалась. Он и не подозревал, что его ждет новое испытание, что он может лишиться возможности не только реализовать себя в любимой профессии, но и просто жить полноценной жизнью.

 

 

Страшный диагноз

Однажды утром Дмитрий проснулся, умылся и сел завтракать. Накануне, как обычно, лег поздно, не выспался и поэтому с утра делал все на автомате, с полузакрытыми глазами. Когда начал есть, заметил, что со ртом что-то не так: губы плохо слушаются, жевать неудобно, каша почему-то выпадает изо рта... Это показалось странным, но не насторожило: всякое случается, наверное, скоро пройдет. Нагиев оделся и поехал в институт.

Торопясь в аудиторию, Дмитрий все же заметил, что студенты, столпившиеся в коридоре, как-то странно на него смотрят. Влетел, опоздав на несколько секунд, и услышал:

- Голубчик, а что это у вас с лицом?

 

Только в этот момент он понял, что почти не чувствует лица, не может улыбнуться, а когда начинает говорить, приходится прилагать невероятные усилия, чтобы получились членораздельные звуки. Из института его увезли на скорой. Диагноз поразил и напугал: паралич лицевого нерва. Его осмотрели, назначили лечение и велели набраться терпения. Такая болезнь за пару дней не пройдет.

- Когда я выздоровею? - допытывался Дмитрий у врачей и сестер.

 

Те только пожимали плечами. Никто не мог дать точного прогноза, так же как и назвать причину, приведшую к параличу.

- Но это пройдет? Это излечимо? - И на этот вопрос ответа не было. В некоторых случаях лечение помогает, но бывает и так, что человек навсегда остается инвалидом.

 

Дмитрий боялся подходить к зеркалу: то, что он там видел, повергало его в отчаяние. Половина лица просто висела, как старая тряпка: угол рта опустился, глаз полузакрыт, щека сползла, даже нос как будто перекосило на одну сторону. Но самым пугающим было то, что мышцы ему не подчинялись, лицо не выражало никаких эмоций, стало неподвижной жуткой маской. Более страшной участи для актера нельзя и представить.

 

 

Второе рождение артиста

Нагиев терпеливо переносил лечение, не пропускал ни одной процедуры, какими бы неприятными они ни были. Наоборот, просил докторов попробовать все, что только можно. Физиотерапия, массажи, иглоукалывание и курсы лекарств - ничего не помогало. Каждый день Дмитрий просыпался с надеждой, и снова его ждало разочарование: ни один нерв не работал, ни одна мышца не двигалась.

 

Прошел месяц, Нагиев по-прежнему лежал в больнице и все еще надеялся на выздоровление. Но иногда, чаще всего по ночам, его накрывала волна отчаяния. Как он будет жить с таким лицом? Как сможет существовать без дела, к которому рвется его душа, для которого он рожден? У Дмитрия было ощущение полной беспомощности: его жизнь, будущее утекают, как песок сквозь пальцы, а он ничего не может поделать.

Так продолжалось долгих 40 дней. Очередной бессонной ночью Дмитрий, утомленный тяжелыми думами, задремал, сидя на кровати. В этот момент резкий порыв ветра распахнул форточку. Она ударилась о стену, стекло разбилось. От неожиданности он вскочил на ноги и, глядя на усыпавшие пол осколки, вдруг почувствовал: у него дернулась щека, потом глаз... По лицу пробежала волна дрожи. Дмитрий замер, боясь поверить тому, что чувствовал. Но это было правдой. Его лицо ожило!

 

На следующий день Нагиев ушел из больницы. Все было прекрасно. Он мог улыбался, подмигивать, разговаривать, нормально есть и делать многие другие вещи, к которым здоровые люди относятся как к должному и которые теперь приобрели для него особую ценность. Врачи пытались оставить его еще на пару недель, говорили, что нужно закончить лечение, пройти еще несколько курсов процедур, чтобы закрепить результат. Но Дмитрий больше не мог ждать. Он хотел вернуться к учебе, работе в театре, в тот мир, где, как он теперь точно знал, ему самое место.

 

Врачи не ошибались: надо было долечиться. Тогда не осталось бы последствий в виде небольшой асимметрии лица. Но, с другой стороны, тогда не было бы «фирменного» нагиевского прищура и той саркастической то ли улыбки, то ли ухмылки, которая так нравится его поклонникам.

 

То, что нелегко досталось, ценится особо. Дмитрий Нагиев едва не лишился возможности стать актером. Вернувшись в строй, он ринулся на покорение сцены, как в последний бой. Ему пришлось пройти через нелегкие испытания, но он получил от судьбы еще один шанс и собирался использовать его по максимуму. С тех пор прошло много лет, но запал не иссяк. Дмитрий Нагиев, ставший популярным и востребованным артистом, по-прежнему работает как одержимый и сбавлять обороты не собирается. А профессия, в которую он влюблен, отвечает ему полной взаимностью.



6 235
  • Нравится
  • 5

Интересно почитать


Наталья Петровна Голицына
Наверное, каждый из нас знает произведение А. С. Пушкина «Пиковая дама», но мало кому известно, что писал поэт свою героиню с реального...
Аркадий Райкин верил в мистику
Про легендарного актера, режиссера, конферансье и юмориста Аркадия Райкина ходит немало слухов. Говорят, что он обладал даром гипноза, увлекался...
Роберт Дауни-младший
Роберт Дауни-младший - яркий пример вечного мифа об умирающем и воскресающем боге, о герое, идущем через тернии в звёзды. Идущем к славе через...
Василиса Кожина
История русской крестьянки, героини Отечественной войны 1812 года Василисы Кожиной распространялась в устных преданиях и на лубочных картинках....
Юлия Солнцева
Имя выдающегося кинорежиссера Александра Довженко навсегда вписано в историю XX века. Но его жизнь до сих пор окутана туманом мифов и легенд. Не...
Шульгин Василий Витальевич
Удивительная судьба Василия Шульгина-дворянина, националиста, депутата Государственной думы царской России - была переполнена историческими...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

Волки воют по-разному. Матерый самец воет басисто и длинно, продолжительностью 20-25 секунд. Взрослая волчиха воет короче (по 12-15 секунд) более высоким, заунывным голосом. Молодые волки воют однотонно и невыразительно, часто с подскуливанием. А вой волчат — совокупность разных звуков, лишенных всякого благозвучия.


Самые популярные статьи
Что больше читают