Ван Шу

Ван Шу — первый китайский архитектор, получивший Притцкеровскую премию, аналог Нобелевской премии в области архитектуры. В последние годы при обсуждении кандидата на высшую архитектурную награду особого внимания удостаиваются зодчие, наделенные способностью понимать значение гения места, выстраивать связи собственного творчества с национальными архитектурными традициями. На вручении награды в 2012 году председатель жюри Притцкеровской премии лорд Палумо отметил: «Продолжается спор о том, должна ли архитектура быть закреплена в традиции или архитекторы должны смотреть только в будущее. В своих работах Ван Шу способен преодолеть эти разногласия, создавая архитектуру, которая находится вне времени, глубоко укоренилась в контексте, передавая традиции, и в то же время является универсальной».

Используя традиционные материалы и мотивы, Ван Шу создает оригинальные и вдохновляющие произведения.Используя традиционные материалы и мотивы, Ван Шу создает оригинальные и вдохновляющие произведения.

«Мои работы всегда спонтанны и экспериментальны.
Архитектура, которую я создаю, никогда не будет
отличаться официальностью и монументальностью»
Ван Шу

 

Тема традиции и современности — ключевая в творчестве Ван Шу. Архитектор не признает прямого цитирования традиционных мотивов китайского зодчества. Он тщательно изучает историю своей культуры, надеясь возродить национальную архитектуру и передать связь современной архитектуры с историческим наследием Китая.

 

Ван Шу называют мастером материала. Во многих своих произведениях архитектор использует строительные материалы, сохраненные после сноса домов в разных провинциях Китая. С помощью керамической плитки, например, постройки Ван Шу выглядят соответственно природному окружению и историческому контексту.

 

Ван Шу родился 4 ноября 1963 года в городе Урумчи провинции Синьцзян, что на западе Китая. Его отец — музыкант, мать — учитель младших классов и по совместительству школьный библиотекарь, поэтому у мальчика с раннего детства развивался хороший вкус — благодаря прослушиванию классической музыки и чтению лучших произведений мировой литературы. Воспитание предопределило и его подростковые увлечения: он взялся за перо, пробуя себя на писательском поприще, много времени уделял рисованию и чтению. Но родители были категорически против того, чтобы сын встал на стезю художника или писателя, объясняя ему, как трудно заработать на жизнь в любой из этих областей. По настоянию родных Ван Шу должен был выбрать себе будущую профессию в научно-технической сфере. Молодой человек снова заставил всех поволноваться, когда заявил, что станет архитектором. Долго родные и учителя растолковывали ему, что в Китае очень сложно изучать архитектуру, так как почти невозможно найти специалистов, особенно в области национального зодчества. Все эти доводы не только не убедили Ван Шу, а скорее наоборот, послужили причиной того, что он с удвоенным энтузиазмом начал изучать историю архитектуры своей страны. Окончив Юго-Восточный технологический университет в Нанкине, он обратился к исследованиям в области сохранения исторической среды и архитектуры, а также взялся за реконструкцию старых зданий.

 

Первый собственный проект Ван Шу осуществил в 1990 году. Это было здание Молодежного центра городка Хайнин. После него долгие годы заказов у архитектора не было. Это время он посвятил изучению истории китайской архитектуры, особое внимание уделял ремесленному аспекту, стараясь проникнуть во все тонкости мастерства строителя. День за днем, с восьми утра и до полуночи, Ван Шу работал с местными умельцами, получая реальный опыт в реставрации. За несколько лет такой жизни целеустремленному молодому архитектору открылись многие тайны традиционных методов строительства.

 

Тогда же он решил продолжить образование в Школе архитектуры университета Тунци, где в 2000 году получил докторскую степень.

 

В 1997 году Ван Шу и его жена Лу Вэню начали самостоятельную профессиональную деятельность в городе Ханчжоу: они основали мастерскую «Любительская студия архитектуры». Молодые супруги выбрали это название как упрек «профессиональной и бездушной архитектуре», насаждаемой, по их мнению, в современном Китае и способствующей повсеместному сносу многих старинных домов и целых городских кварталов. Ван Шу так объясняет название своей мастерской: «Что касается меня, будучи ремесленником или мастером, я веду исключительно любительскую деятельность». Жена дополняет: «Его толкование слова “любитель” относится к человеку, который участвует в какой-либо деятельности для удовольствия, а не для финансовой выгоды или по профессиональным причинам». В интерпретации Ван Шу слово «удовольствие» вполне может быть заменено выражением «любовь к работе».

 

Первый крупный проект Ван Шу, библиотека Вэньчжэнского колледжа университета Сучжоу, был закончен к 2000 году. В соответствии со своей философией архитектор пристальное внимание уделяет окружающей среде. Живописное место, предназначенное для библиотечного комплекса, ограничивается с севера холмами, а с юга — озером. С точки зрения учения фэншуй участок был выбран идеально. Перед разработкой концепции постройки архитектор тщательно изучил традиции садово-паркового искусства Сучжоу. По словам Ван Шу, в работе над библиотекой основная его цель заключалась в том, чтобы показать людям преимущества жизни среди холмов и воды. Стиль сада Сучжоу предполагает, что здания ни в коем случае не доминируют над природой, наоборот, они должны быть скорее незаметными. Сложность поставленной задачи усугублялась холмистым рельефом: перепад высоты порой составляет четыре метра.

 

Архитектор создал библиотечный комплекс, гармонично вписавшийся в природное окружение. Чтобы скрыть объемы построек, Ван Шу заглубляет здания в землю. Почти половина основного корпуса библиотеки находится под землей: он трехэтажный, но со стороны главного фасада выглядит двухэтажным. Он расположен у пруда, непосредственно у выхода к воде. Кроме главного корпуса библиотечный комплекс включает еще четыре отдельных павильона, которые значительно меньше основной постройки. Один из корпусов размещен прямо на воде. В этом тщательно выстроенном ансамбле Ван Шу старался передать дух традиционного китайского сада со строгим соотношением его элементов, шкалой изменения масштаба при переходе от второстепенных объектов к главным и, конечно, с его поэзией. Удивительно тонкое, лирическое отношение архитектора к природе (из-за чего он и создал подчеркнуто простые объемы корпусов) лучше всего соответствует предназначению постройки. Посетители библиотеки значительно лучше, по мнению архитектора, проникнут в смысл прочитанного, если будут находиться среди гор и воды, слушая шум ветра и любуясь закатом.

 

Еще одна линия в творчестве Ван Шу — индивидуальность и человечность его архитектуры. Китайский зодчий призывает величать его постройку «домом», но никак не «зданием». В основе его философии лежит убежденность в том, что жизнь в доме важнее его проектирования. Одну из ключевых проблем современной профессиональной архитектуры Ван Шу видит в том, что слишком много зданий проектируется без заботы о человеке и его удобстве. А простые человеческие потребности, по мнению зодчего, гораздо важнее, чем красивый фасад.

 

Несмотря на доминирование в творчестве Ван Шу малых объемов, которые всегда были для него более интересны, однажды он обратился к высотной архитектуре — и сумел создать оригинальное сооружение. В 2002-2007 годах в Ханчжоу мастер возвел комплекс многоквартирных домов «Вертикальные дворы», состоящий из шести башен и рассчитанный на проживание 800 человек. Каждая башня высотой почти 100 метров и состоит из 26 этажей. Комплекс расположился у въезда в город со стороны аэропорта. Этажи в домах сгруппированы попарно. Каждая пара — это высокий «двор в небе». Всякому жителю, даже если его квартира находится высоко, кажется, будто он находится на первом или втором этаже. Это происходит за счет сильных горизонтальных выступов, отделяющих пары этажей друг от друга, так что остальных соседей увидеть невозможно. Башни выглядят так, как будто они стали вертикальным поворотом традиционного горизонтального города Южного Китая. Комплекс «Вертикальные дворы» получил одобрение не только простых людей, но и коллег Ван Шу, и в 2008 году был номинирован на премию немецкой компании Международного высотного строительства.

 

Без преувеличения можно сказать, что важнейшие творческие достижения Ван Шу связаны с Китайской академией искусств в Ханчжоу. В 2000 году он прошел обучение на кафедре экологического дизайна, а в 2007 году стал деканом созданной на базе Академии архитектурной школы. На протяжении нескольких лет Ван Шу проектировал для Академии различные по назначению здания. В общей сложности комплекс кампуса включает в себя 22 постройки, неповторимые по своему внешнему облику.

 

Работа над академическим городком Сяншань началась в 2002 году, а завершилась в 2004-м — и сразу же стало понятно, что он требует расширения и столь удачно выбранный архитектурный и художественный образ нужно развивать. Поэтому законченная к 2004 году часть кампуса получила название первой фазы. Вторая фаза началась сразу же, и к 2007 году были построены еще 13 зданий. Настоящей творческой удачей стала полная свобода в экспериментах, которую получил архитектор.

 

В 2011 году Китайская академия искусств в Ханчжоу снова пригласила Ван Шу, чтобы он дополнил кампус Гостевым домом и Центром приемов. Основная идея заказчика заключалась в следующем: снести шесть старых построек академического городка и на освободившейся площадке в 5000 м2 возвести новые здания. Вдохновение архитектора опять никто не ограничивал. При разработке этого проекта Ван Шу хотел выразить глубокое понимание духа китайской культуры. Впоследствии он скажет, что, возможно, это был единственный раз, когда задуманное ему удалось.

 

Центральным элементом архитектурного облика новых сооружений стала единая крыша общей протяженностью 100 метров. Она сильно вынесена для защиты стен от проливных дождей, довольно частых в этом районе. Крыша покоится на системе деревянных стропил и слегка приподнята над зданием. Острые пики крыши перекликаются с формой холма, у которого расположились корпуса Гостевого дома.

 

Покрытие из серой черепицы благодаря таланту архитектора выглядит настоящим пейзажем с холмами и долинами, садами и дорожками, ведущими через них. Исключительное качество материала позволило выложить на крыше тончайшие рисунки и создать поразительной красоты сад, который на земле встретить просто невозможно. Чтобы каждый мог полюбоваться красотой крыши, архитектор устроил систему лестниц и мостов, которые огибают пики, петляют среди искусственных садов и растворяются в долинах. В искусственном ландшафте такого рода кроется глубокая философия. Ван Шу использует крышу Гостевого дома в качестве фона, своеобразной объединяющей среды, понимая ее так же, как раньше китайские художники понимали значение горного ландшафта в традиционной пейзажной живописи. Жанр этих пейзажных картин так и называется «шаньшуй», то есть «горы и воды», что акцентирует внимание на двух важнейших элементах китайского искусства. Горы и воды стали универсальным языком, на котором говорит китайская культура. Это относится не только к живописи, но нашло свое отражение также и в литературе, философии, охватывая важнейшие области мышления.

 

Изысканность и оригинальность отличает мастера в оформлении фасадов. Облицовка стен достаточно разнообразна: использован камень, кирпич, бетон, сталь, глиняная плитка, древесина и стволы молодого бамбука. Поставленные вдоль природного холма в одну линию разновысотные корпуса Гостевого дома и Центра приемов образуют несколько внутренних дворов, к которым проложены извилистые обходные маршруты. Лабиринт малых пространств стал изюминкой этого проекта. Главная дорога ведет на все три уровня здания: первый и второй этажи и крышу. Только путь получается совсем не прямой и не самый короткий. От главного входа на востоке дорожка ведет к выходу на крышу в западной части постройки. Посетители проходят через серию открытых и закрытых пространств. Сам архитектор шутит: «Вы идете то снаружи, то внутри здания, потом опять снаружи и опять внутри». Для сокращения пути можно выбрать второстепенные дорожки, мосты и лестницы, которые приведут к внутренним дворам, местам отдыха и просто тупикам.

 

Ван Шу много размышлял о городской среде и тех качествах, которыми она непременно должна обладать, чтобы не стать бездушной и враждебной человеку. Архитектор пришел к выводу, что даже в современном мегаполисе у жителей отдельных районов должно сохраняться ощущение камерности и уюта, без которых невозможно представить себе комфортную жизнь. Строительный бум современного Китая лишает людей этих простых ощущений. Ван Шу любит рассказывать историю о том, как еще маленьким мальчиком он начал рисовать на стенах домов своего квартала в Пекине. Когда уже взрослым, признанным мастером он вернулся в Пекин, на ту узкую улочку, где когда-то жил, соседи сказали, что сохранили все его рисунки, без которых уже не представляют себе своих дворов. Архитектор считает, что такими и должны быть районы — самобытными, имеющими собственный колорит и душу.

 

В работах Ван Шу всегда присутствует некоторая поэтичность. Проект виллы «Керамический дом» не стал исключением. Небольшой дом в 100 м2, построенный в Цзиньхуа, выполнен в виде контейнера. Выбор простой формы был продиктован желанием подчеркнуть фактуру материала и привлечь внимание к деталям. Друг Ван Шу, Чжоу By, изготавливающий по традиционной технологии гончарные изделия, как-то показал архитектору весь цикл своей работы. Находясь под сильным впечатлением от увиденного и вдохновленный богатством красок национальной керамики, Ван Шу и спроектировал «Керамический дом». Стены виллы облицованы керамической плиткой и полны маленьких отверстий. Яркие, разноцветные плитки, созданные Чжоу By, представляют все оттенки китайской керамики. Ими же украшен интерьер необычной виллы. Главный фасад выходит на водоем и слегка нависает над ним, полностью отражаясь в воде. Эта стена со сплошным остеклением, сильно заглублена. Освободившееся пространство можно использовать в качестве открытой галереи.

 

При расположении виллы архитектор учитывал климатические особенности района. Цзиньхуа — город, известный обильными осадками. А жилой дом, по мнению Ван Шу, должен сделать жизнь хозяина более удобной. Поэтому дом четко ориентирован по сторонам света. Главный фасад виллы обращен строго на юг. Учитывая, что ветер дует с юго-востока, поднимаясь вверх по склону близлежащих холмов, а дождь, наоборот, приходит с северо-запада, со склона, при любой погоде открытая веранда остается сухой, защищенной от дождя и ветра. Прямые солнечные лучи также никогда не потревожат хозяина виллы. На веранду проникает только мягкий, рассеянный свет, при котором приятно проводить время, глядя на воду и красоту окружающей природы.

 

В другом проекте с помощью керамической плитки Ван Шу смог создать интересный и разнохарактерный по своему художественному воплощению искусственный ландшафт. Фактура и национальный колорит этого материала благодаря таланту архитектора раскрыли себя в 2006 году на Венецианской биеннале: тогда Китай впервые представлял собственную инсталляцию. Работать над такой инсталляцией — большая ответственность и честь для любого зодчего, однако в данном случае ситуация была близка к экстремальной. Дело в том, что решение об участии Китая в выставке приняли слишком поздно — уже не оставалось времени, чтобы продумать концепцию, к тому же было выделено крайне мало средств. Выбирая архитектора, который в таких условиях смог бы создать качественное произведение, комиссия единогласно остановилась на Ван Шу. Никто не сомневался, что при отсутствии времени и денег Ван Шу, отличающийся способностью быстро находить творческий ход, не подведет. И он не подвел: мастер создал поистине поэтическое произведение. Из десятков тысяч керамических плиток был сложен Черепичный сад, подчеркнувший красоту и самобытность керамики в национальной архитектуре Китая. Всю плитку извлекли из зданий, разрушенных в разных областях страны, встававшей на путь масштабного развития. Тысячи плиток, привезенных из Китая в Италию, сложили в ряды, из-за чего они создавали впечатление бескрайнего моря. Подчеркивали художественную метафору автора пешеходные бамбуковые мосты, проложенные над керамическими просторами.

 

На биеннале в Венеции в 2010 году Ван Шу представил лаконичную работу «Распад купола», которая сразу же стала сенсацией и получила поощрительную премию за способность автора создавать художественный образ минимальными средствами. Купол представлял собой простой деревянный каркас из одинаковых брусков. Повторение единого рисунка, рамки с выступающими концами на всей поверхности купола, делали его хитрой геометрической головоломкой. Вся конструкция была собрана без гвоздей и каких-либо других крепежей. Крайняя простота стала главной идеей этой инсталляции — прекрасный купол, построенный практически из ничего, скоро опять должен был вернуться в небытие.

 

На Всемирной выставке 2010 года, проходившей в Шанхае, мастеру выпала честь представлять город Нинбо. Ван Шу должен был выстроить павильон, архитектура которого наглядно давала бы представление всем посетителям Экспо о традициях и особенностях Нинбо. Архитектор решил этим сооружением выразить свое отношение к стремительным темпам урбанизации в Китае, порой ведущей к полному уничтожению старых китайских кварталов, вырубке деревьев в городах. Павильон Нинбо показывает, как возможно достигнуть баланс между ростом городов и сохранением экосреды. Эта проблема на Экспо-2010 особенно активно обсуждалась. Павильон Ван Шу был интерактивным: в нем слышались звуки природы, росли цветы, кустарники и деревья, ощущался их запах. Влияя на все органы чувств, архитектура и дизайн павильона помогали посетителям стать ближе к природе. На всех стенах и внутренних перегородках этого удивительного сооружения были сквозные прорези разных размеров и конфигураций — они отсылали посетителей к традиционным китайским садам, в которых тоже делались фигурные проемы, открывавшие красивые виды. Кроме того, стены и внутренние перегородки были созданы из разных материалов. Бамбуковые и черепичные стены представляли элементы народной архитектуры Китая. Зеленые стены из молодой поросли бамбука выглядели живым ковром, украшающим искусственно созданную среду.

 

Ван Шу активно критикует последствия строительного бума в Китае, резко выступая против сноса целых районов и заселения людей в большие обезличенные дома. Призывая к разумным, обдуманным действиям в отношении старых кварталов, архитектор настаивает: «Мы не должны сносить историю для того, чтобы развиваться дальше».

 

В современном Китае, как считает мастер, потеряна не только традиция возведения городов, но и создания архитектуры, которая стала бы частью ландшафта. Поэтому постройки Ван Шу всегда находятся в диалоге с природой, подчеркивая красоту гор и водоемов, их окружающих. Возможно, поэтому архитектор старается непременно включать водоем в свои художественные замыслы. Отражение здания в воде становится главным акцентом в образе всего произведения. Восточный образ мышления архитектора проявляет себя в преклонении перед живой природой. Ван Шу уверен, что архитектура легко может сокрушить пейзаж в угоду амбициям автора. И чтобы приглушить собственную гордыню, быть спокойным и тонко чувствовать свое дело, мастер, по его словам, знает секрет — каждый день, где бы он ни находился, он пьет прекрасный китайский чай.

 

Одна из важнейших особенностей таланта Ван Шу — спонтанность. Она чрезвычайно важна в работе архитектора, особенно в Китае, где даже утвержденный проект порой ждут негаданные повороты. Поэтому надо быть готовым к изменениям в плане даже на стадии строительства. Ван Шу относится к этому философски, напоминая о традициях буддийской школы чань (на Западе более известен ее японский аналог дзэн). Проект может быть создан очень быстро, но только на основе предварительных размышлений и различных исследований. Это схоже с работой каллиграфа: сначала полностью продуманный образ складывается в голове и только после этого быстро переносится на бумагу. Кстати, архитектор много занимается традиционным китайским искусством каллиграфии и уверен, что оно помогает ему концентрироваться во время работы. Известно, что, когда Ван Шу проектировал Исторический музей в Нинбо, он долго изучал местность, проводил различные предварительные исследования, но за чертежи долго не садился и никаких набросков не делал. В одну бессонную ночь образ постройки возник в сознании архитектора. Он взял карандаш и запечатлел на бумаге проект из своего воображения с поразительной детальной проработкой, включая распределение функций помещений, расположение входов, все размеры. Как вспоминает Ван Шу, только после этого он смог попить чаю и лечь спать.

 

Ван Шу стал одним из самых молодых обладателей Притцкеровской премии за всю ее историю. Это весьма существенный момент, так как высшая архитектурная награда вручается за жизненный вклад в развитие архитектуры. Сорокавосьмилетний Ван Шу, имея за плечами всего несколько реализованных проектов, в один миг получил всемирную славу. Узнав о высокой оценке своей работы и оказанной ему чести, Ван Шу отреагировал так: «Это действительно большой сюрприз и большая честь. Я вдруг понял, как много сделал за последнее десятилетие. Это доказывает, что серьезный тяжелый труд и упорство приводят к положительным результатам».

 

Основные этапы творчества Ван Шу

Молодежный центр 1990 Хайнин, Китай
Библиотека колледжа Вэньчжэн 1999-2000 Сучжоу, Китай
Музей современного искусства в Нинбо 2001-2005 Нинбо, Китай
Кампус Сяншань Китайской академии искусств. 1 фаза 2002-2004 Ханчжоу, Китай
Комплекс многоквартирных домов «Вертикальные дворы» 2002-2007 Ханчжоу, Китай
Дом Саньхэ 2003 Нанкин, Китай
Вилла «Керамический дом» 2003-2006 Цзиньхуа, Китай
Пять «разбросанных» домов 2003-2006 Нинбо, Китай
Исторический музей 2003-2008 Нинбо, Китай
Черепичный сад на Венецианской биеннале 2006 Венеция, Италия
Кампус Сяншань Китайской академии искусств. II фаза 2004-2007 Ханчжоу, Китай
Пешеходная улица Чжуншань 2007-2009 Ханчжоу, Китай
Музей Императорской улицы Южной династии Сун в Ханчжоу 2009 Ханчжоу, Китай
Центр культуры и досуга 2009 Куньмин, Китай
Павильон Нинбо на Экспо-2010 2010 Шанхай, Китай
Инсталляция «Распад купола» на Венецианской биеннале 2010 Венеция, Италия
Гостевой дом и Центр приемов кампуса Сяншань Китайской академии искусств 2011 Ханчжоу, Китай


536
  • Нравится
  • 0

Интересно почитать


Ханс Холляйн
Ханс Холляйн — крупнейший архитектор венской школы и один из самых прославленных и востребованных мастеров современности. Он спроектировал...
Даниэль Либескинд
Даниэль Либескинд — один из тех творцов, чей характерный, хорошо узнаваемый почерк позволил в конце 1980-х годов окончательно сформироваться в...
Тадао Андо
Тадао Андо — один из известнейших архитекторов не только Японии, но и всего мира. Он стал лауреатом самых престижных премий: Алвара Аалто...
Кэндзо Тангэ
В 1960-е годы японская архитектура заняла лидирующие позиции в мире, и этим она обязана, в первую очередь, Кэндзо Тангэ — крупнейшему японскому...
Людвиг ван Бетховен
Людвиг ван Бетховен для очень многих людей является настоящим воплощением классической музыки XIX века. Действительно, этот человек сумел сделать...
Смерть Ван Гога
Согласно официальным документам, великий художник Винсент Ван Гог покончил с собой, страдая от галлюцинаций, глубокой депрессии и творческого...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

«Кровь» тарантула - гемолимфа - содержит антидот - противоядие к собственному яду. Во время схватки двух пауков гибель от укуса противника маловероятна, но возможна при значительной потере гемолимфы. Кроме того, в ногах пауков есть только мышцы-сгибатели, а разгибание происходит под давлением гемолимфы, поэтому раненому пауку трудно быстро уползти с места схватки и спрятаться, и он может стать легкой добычей врага.


Самые популярные статьи
Что больше читают