Лев Николаевич Кекушев

Имя Льва Николаевича Кекушева — «архитектора-энциклопедиста», как его называли современники, — занимает в истории архитектуры русского модерна одно из ключевых мест. До сих пор в Москве и ее окрестностях сохраняется более 50 его произведений — особняки, доходные дома, больницы, богадельни, железнодорожные сооружения и дачи. Многие из них стали знаковыми для своего времени и образцами для других зодчих.

Лев Николаевич Кекушев (1862-1917)Лев Николаевич Кекушев (1862-1917)

Жизнь и творчество

Это он построил одно из популярнейших и интереснейших зданий

в Москве для Г. И. Хлудова. ...

Это он старое, никуда не годное здание на Арбате превратил

в уютнейший и любимейший ресторан Москвы — «Прагу».

Это он построил особняк «со львами» на Остоженке. ...

Это его особняки выделяются на Поварской...

Архитектурная Москва

 

Наследие Кекушева выглядит ярким, стилистически цельным и очень «московским» по характеру, хотя его постройки есть в Тамбове, Рязани, Архангельской, Вологодской и Калужской областях. Положив начало развитию модерна в архитектуре старой столицы, его творения и поныне украшают московские улицы. С годами они становятся все более заметными в соседстве с геометричными современными постройками, остро оттеняющими богатство фасадной пластики и затейливого декора кекушевских домов.

 

Лев Николаевич Кекушев родился 7 (19) февраля 1862 года в небогатой дворянской семье подполковника военно-инженерной службы Николая Григорьевича Кекушева и провел детские годы в Вильно (Вильнюсе). Окончив Виленское реальное училище, где, по-видимому, уже проявлял художественные способности, в 1883 году он поступил в Институт гражданских инженеров (ИГИ) в Санкт-Петербурге. Это учебное заведение позволяло выпускникам соединять наклонности к художествам с респектабельной и востребованной во все времена профессией архитектора строителя. Выпускники ИГИ успешно конкурировали с выпускниками Императорской Академии художеств и активно строили по всей стране. Лев Николаевич учился с удовольствием, представлял на институтских выставках свои превосходные акварели и получал курсовые награды «за успехи в архитектуре». В 1888 году он окончил институт с серебряной медалью и званием гражданского инженера. Талантливого молодого человека определили на службу в Петербург, но уже в 1890 году он вышел в отставку и переехал в Москву. В конце XIX века Москва больше, чем Северная столица, тяготела к новизне и современности, а энергичному молодому зодчему здесь легче было начать самостоятельную творческую жизнь. Насколько верным был выбор Кекушева, показало время.

 

По приезде в Первопрестольную Лев Николаевич поступил помощником к известному архитектору С. С. Эйбушицу, занятому тогда возведением Центральных бань. Проведя на стройке почти четыре года, Кекушев сумел стать не только полноценным соавтором этого сооружения, но и установить прочные отношения с именитой московской купеческой фамилией Хлудовых. Вскоре ему был заказан грандиозный доходный дом наследниц Г. И. Хлудова (1894-1896), в котором воплотились самые современные представления тех лет о торгово-развлекательном комплексе. Дом эффектно дополнил ансамбль центра Москвы и положил начало наиболее успешному периоду в жизни Кекушева, став пропуском архитектора в среду состоятельных заказчиков — Кузнецовых, Носовых, Грачёвых, Лыжиных.

 

Как и многие его сверстники, Кекушев начал самостоятельный творческий путь с нарядных построек в стиле поздней эклектики, таких как упомянутый доходный дом наследниц Хлудовых в Театральном проезде, особняк Т. И. Коробкова (1894-1896, 1899) на Пятницкой и особенно загородный дом М. С. Грачёва в подмосковной усадьбе Грачёвка (Ховрино-Знаменское) (1897-1900). Однако чуткие современники сразу оценили яркую индивидуальность мастера и увидели в его работах черты нового. Названные сооружения были выполнены в популярном тогда «пышном стиле французского ренессанса», или «стиле Наполеона III», созданном Шарлем Гарнье (1825-1898) — автором роскошного здания парижской Оперы. Более того, по желанию заказчика усадебный дом М. С. Грачёва в Ховрине отчетливо напоминал знаменитое казино в Монте-Карло, выстроенное Гарнье. Кекушев блестяще интерпретировал прототип, создав эффектное усадебное сооружение, наделенное особым архитектурным шармом. Сложные силуэты зданий с грузными или небольшими чешуйчатыми куполами, множество изящных металлических элементов и щедрое использование скульптуры и лепного декора (ваз, рельефных масок, путти, женских фигур и растительных завитков) — все это присутствует в наиболее значимых постройках зодчего 1890-х годов. Тогда же родился и его коронный прием — использование в оформлении львиных масок в качестве собственной шутливо-символической подписи.

 

В Москве к Кекушеву быстро пришел успех. За короткое время — чуть больше пяти лет — начинающий архитектор превратится в маститого зодчего, одного из самых именитых в старой столице, обремененного множеством престижных заказов. Неудивительно, что в 1896 году в числе лучших московских мастеров он украшал город к торжеству по случаю коронации Николая II. Как прекрасный рисовальщик, он много работал для художественной промышленности — делал рисунки бронзовых, деревянных и цинковых предметов. К сожалению, эти произведения не подписывались, поэтому его декоративное творчество представлено только в его постройках: нарисованные им решетки балконов в доходном доме Григорие-Богословской церкви (1893-1894) на Б. Дмитровке, или Царские врата в церкви московской богадельни им. И. Н. Геера (1892-1899), известные по фотографии, — очень красивы!

 

Первой железнодорожной постройкой Л. Н. Кекушева, возведенной к коронации Николая II, был специальный павильон для приема царского поезда на пути в Троице-Сергиеву лавру на Брестском (Смоленском) вокзале.
 
К приему царской четы было построено и станционное здание в Мытищах, бывшее частью работ по дальнейшему строительству Северной железной дороги по заказу С. И. Мамонтова.

 

Поистине судьбоносной для Льва Николаевича стала встреча в середине 1890-х годов с самым успешным и ярким предпринимателем Москвы — Саввой Ивановичем Мамонтовым. С знаменитым меценатом будут связаны наиболее грандиозные замыслы и архитектурные работы Кекушева, оставившие заметный след в истории русской культуры. Энергичный и обаятельный, Савва Великолепный как магнитом притягивал к себе интересных, деятельных и одаренных людей, поэтому появление в его окружении Кекушева было по-своему закономерно. Занятый строительством и благоустройством Северной железной дороги, Мамонтов в 1894 году заказал ему летний вокзал «Сергиево» («Сергиевский посад») — легкое, нарядное деревянное здание, к сожалению не сохранившееся. В 1895 году Лев Николаевич спроектировал водонапорную башню при Ярославском вокзале (1895-1897) и вокзал в Мытищах (строился к коронации 1896 года). Тогда же началась его широкомасштабная планировочная работа над типовыми сооружениями новой грандиозной стройки Мамонтова — линии Вологодско-Архангельской железной дороги, выполненная совместно с однокурсником по ИГИ И. А. Ивановым-Шицем. Гражданские и железнодорожные здания вдоль дороги (вокзалы, водонапорные башни, дома для служащих железной дороги, паровозные депо, казармы, бани и т. д.), будучи деревянными, получили запоминающийся облик. В нем соединились мотивы зарождавшегося стиля модерн с характерными чертами добротных северных домов. Благодаря таланту молодых гражданских инженеров и, прежде всего, Кекушева, Северная дорога от Вологды до Архангельска стала огромным по протяженности выразительным архитектурным ансамблем, частично сохранившимся до сих пор. Окончание этого грандиозного проекта совпало со знаменательным событием в жизни зодчего: в 1897 году он женился на очаровательной девятнадцатилетней провинциальной дворянке из Кременчуга Анне Ионовне Болотовой.

 

Завершала ряд железнодорожных сооружений Льва Николаевича по заказам Мамонтова реконструкция главного вокзала Северной железной дороги на Каланчевской площади. С восточной стороны старого здания он пристроил новый крытый перрон первого класса с оригинальной аркадой невысоких колонн под массивным каменным антаблементом, кардинально отличавшихся от типовых металлических стоек перронов остальных московских вокзалов.

 

В 1890-е годы Савва Иванович привлекал Кекушева и к другим работам: возведению павильона «Крайний Север» на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде, перестройкам в собственном московском доме и, наконец, к своему самому грандиозному архитектурному замыслу, оказавшемуся — увы! — последним в его бурной и насыщенной творческими планами жизни, — сооружению в центре Москвы гостиницы «Метрополь». По инициативе Саввы Ивановича в комплекс кроме зимнего сада, многочисленных залов для выставок, маскарадов и танцевальных вечеров, ресторанов и магазинов должен был входить и шести ярусный оперный театр на 3100 зрителей («чуть больше Венской оперы!»), в котором меценат хотел разместить свою Частную оперу, скитавшуюся по съемным театральным помещениям. Стройка началась с характерным мамонтовским размахом. Пресса сообщала: «Архитектор Л. Н. Кекушев и инженер С. П. Чоколов на днях выехали за границу для осмотра в Вене, Берлине, Париже и Лондоне больших гостиниц, чтобы при окончательной выработке плана перестройки гостиницы “Метрополь” и сооружения здесь большого театра, применить все новейшие усовершенствования, которые введены в Западной Европе».

 

В 1898 году Кекушев закончил проектировать гостиницу и начал строительство. Однако задуманный им внешний облик сооружения, видимо, не полностью удовлетворял заказчиков, и в январе 1899 года был объявлен специальный международный конкурс на фасады «Метрополя». Несмотря на то что проект Льва Николаевича и его помощников был удостоен первой премии, в два главных фасада гостиницы вскоре были внесены некоторые детали проекта московского архитектора В. Ф. Валькота, занявшего на конкурсе лишь четвертое место. Скорее всего, изменения сделал сам Кекушев, и на его высокий статус главного архитектора это не повлияло, поскольку не имевший строительного опыта 24-летний Валькот не мог рассматриваться в качестве руководителя огромной стройки.

 

В конце 1899 года, с началом громкого судебного дела против Мамонтова, на стройке произошли неизбежные изменения. Хотя присяжные в 1900 году полностью оправдали Савву Ивановича, он был разорен дотла и к предпринимательской деятельности больше не вернулся. Однако его влияние на облик «Метрополя» сохранилось, поскольку верхнюю часть новых фасадов вскоре заняла вереница керамических панно: «Принцесса Грёза» М. А. Врубеля и панно по рисункам А. Я. Головина, произведенные на керамическом заводе мецената «Абрамцево». Кекушев, по-видимому, продолжал участвовать в проектировании гостиницы, но строившая ее команда архитекторов поменялась. И несмотря на то что он в итоге оказался не единственным автором «Метрополя», его роль в выработке образа и стиля этого сооружения, которому суждено было стать своеобразным манифестом московского модерна, все же осталась основополагающей. План комплекса и фасады, обращенные к Китайгородской стене, полностью соответствуют первоначальным чертежам, а внешний вид здания, включая его силуэт с характерными арочными субструкциями, и оформление интерьеров вестибюля и поэтажных холлов находят близкие аналогии именно в творчестве Кекушева.

 

Одновременно с началом строительства «Метрополя» Лев Николаевич начал возводить собственный особняк в Глазовском переулке. Этому дому суждено было стать первым произведением «кекушевского» модерна и ознаменовать ключевой этап в развитии нового стиля в Москве. Уже в этом небольшом сооружении зодчий уверенно использовал те особые приемы, которые стали характерными для всех его последующих построек в стиле модерн и очень благожелательно были приняты публикой и профессионалами. Перипетии ли с «Метрополем» заставили Кекушева сразу продать здание или дом изначально строился для продажи, но семья архитектора (в 1898 году родился его первенец Николай) в него так и не переехала.

 

Творческое кредо зодчего парадоксальным образом сочетало композиционное новаторство с традиционным подчеркиванием главного фасада, гораздо более разработанного и насыщенного декором. Подобная двойственность — отличительная черта именно московского модерна, о чем свидетельствует и следующее кекушевское сооружение в новом стиле — особняк М. С. Саарбекова (1899-1900) на Поварской, поражающий изысканной фасадной пластикой. Особенно изобретательно автор подчеркнул вход: он предложил свою трактовку перспективного портала, в силуэте обозначив его аттиками и тремя рядами мелких, последовательно убывающих по высоте фигурных нишек.

 

На редкость выразительная композиция главного фасада привлекает и в проекте Никольских торговых рядов (1899-1900): огромные оконные проемы с массивными дубовыми рамами занимали все пространство между пилястрами, образующими рациональную И В ТО же время нарядную структуру фасада, который очерчен плавно изгибающимся карнизом и дополнен крупными, превосходно выполненными лепными деталями. Остроумие, находчивость, эффектность в решении зданий — особенности кекушевских проектов, как нельзя лучше отвечавшие эстетике нового стиля. Более всего они проявляются в скульптурном декоре модерна, который отличался от декора предыдущих исторических стилей нарочитой неканоничностью, легкостью и динамизмом. К характерным приемам зодчего относится щедрое использование настенных рельефов и круглых скульптур, представлявших собой аллегорию или символ. Неудивительно, что в оформлении Никольских рядов, как и в большинстве произведений Кекушева, обращали на себя внимание вмонтированные в карниз львиные маски — аллегорическая «подпись» Льва Николаевича.

 

На рубеже веков архитектор много работал в разных жанрах и не только в Москве. Среди его построек: загородный дом Г. П. Воронина у станции Степаново под Москвой (1897), усадебный дом С. П. Федорова в Воробьеве под Калугой (1897-1898), станция Одинцово Московско-Брестской железной дороги (1898-1899), дачи в имении И. И. Некрасова Райки под Москвой (1897-1901), перестройка особняка И. И. Некрасова (1899) на Гоголевском бульваре и корпуса Императорского высшего технического училища в Москве (1899-1902), доходный дом М. Л. Шоршорова в Тамбове (1900), деревянный особняк В. Д. Носова (1903) на Электрозаводской улице, дача и фабрика В. А. Лыжина в Ивантеевке (1905-1906), роскошно отделанный особняк М. В. Асеева в Тамбове (1906-1907) и т. д. Особенно привлекательно и современно выглядели отделанные им особняки и деревянные дачи с башенками, обширными террасами, фигурными козырьками и многообразными резными деталями. Одной из общепризнанных работ Кекушева начала века стала также перестройка и внутренняя отделка ресторана С. П. Тарарыкина «Прага» (1906) на Арбатской площади — одно из любимых мест литературно-художественной Москвы.

 

Успешные заказы позволили зодчему заняться строительством дома для своей разросшейся семьи — в 1900 году у него родилась дочь Татьяна, а вскоре после появления на свет младшей Екатерины (в 1901-м) Кекушевы переехали в собственный дом на Остоженке (1900-1903). Этот особняк был, как бы сейчас сказали, «эксклюзивным»: просторный, великолепно меблированный по чертежам хозяина, с участком и службами, к тому же один из самых заметных и красивых в Москве 1900-х годов. Роскошное семейное гнездо говорило о взлете профессиональной карьеры Кекушева и высоком общественном положении, достигнутом им всего за десять лет работы в городе. Далеко не все московские архитекторы имели в то время свое городское жилье, особняками же, тем более новыми, выстроенными по собственным проектам, владели единицы. Это была привилегия только самых популярных зодчих, востребованных в кругах московских толстосумов.

 

Дом Кекушева — воплощение проекта, разработанного зодчим еще в 1899 году для С. И. Мамонтова; заказанный меценатом особняк должно было возвести Северное домостроительное общество в районе Тверского бульвара. Тогда из-за банкротства Мамонтова строительство не состоялось, поэтому через два года архитектор осуществил проект с некоторыми изменениями в качестве собственного особняка. В этом здании язык модерна Кекушева предстал уже в своем зрелом прочтении. Все ранее намеченные приемы были здесь доведены до совершенства. Это подчеркивала и гордая поза скульптурного льва на аттике, откровенно обозначавшая творческие амбиции владельца — Льва Кекушева!

 

Незаурядным произведением зодчего стал и доходный дом А. И. Кекушевой, возведенный по соседству почти одновременно с особняком. Решение его фасада основывалось на очень своеобразной и мастерски прорисованной пластике оконных проемов. Их графически отточенные абрисы и светотеневая разработка просто завораживали, недаром современники отмечали в этом сооружении «талантливые шаблоны». Не менее стильным получился у Кекушева и близлежащий дом В. И. Грязнова, где продемонстрирован также пластичный, но иной по характеру вариант отделки фасада. Три соседние постройки на Остоженке вместе с оформленным зодчим особняком В. А. Лыжина (1904), расположенным напротив его собственного дома, представляют собой кусочек воображаемой кекушевской Москвы. Несмотря на отличия в композиции, цвете и отделке, их объединяет совершенно неповторимое пластическое своеобразие, тонкая режиссура света и тени, рафинированность декора и высокое качество исполнения. Как вспоминала жена архитектора, он часто увлекался, превышал сметы и делал многое за собственный счет, чтобы увидеть в натуре более полное и точное воплощение своих идей, поэтому ничего, кроме долгов, после себя не оставил.


Возможно, именно благодаря столь редкому для профессии авторскому бескорыстию лучшие творения Кекушева и обладают таким необычным для Москвы качеством и архитектурным совершенством.

 

К лучшим произведениям зодчего, несомненно, относятся особняки И. А. Миндовского и М. Г. Понизовского на Поварской, построенные на средства Московского торгово-строительного акционерного общества Я. А. Рекка с целью последующей продажи. Первое здание, с сохранившейся великолепной отделкой фасада, с наибольшей полнотой представляет кекушевский синтез архитектуры и декоративных искусств. Неслучайно над архивольтом трехчастного окна, что на втором этаже, помещено рельефное панно с аллегориями искусств в виде очаровательных путти — один играет на дудочке, другой высекает вазу, третий с циркулем размышляет над листом бумаги. Второй особняк (М. Г. Понизовского) был перестроен в стиле неоклассицизма, но сохранил в интерьерах множество великолепных витражей, созданных по рисункам архитектора.

 

Период конца 1890-х — середины 1900-х годов был самым счастливым в жизни Льва Николаевича: он много и увлеченно работал, рисовал плакаты и шаблоны для художественной промышленности, в том числе для изделий из металла, участвовал и побеждал во многих архитектурных конкурсах. Его известность стала всероссийской, он немало проектировал для губернских городов и провинциальных усадеб. Столичным качеством отделки отличались созданные им особняки М. В. Асеева в Тамбове и В. Т. Асеева в Рассказове.

 

Своеобразным апофеозом модернистского творчества Кекушева стал московский доходный дом И. П. Исакова (1904-1906) на Пречистенке, входящий в число лучших памятников московского модерна. Эффектный волнообразный силуэт, продуманная фасадная пластика, выразительные формы и декор оконных проемов, кружево балконов в сочетании с традиционным для произведений Кекушева скульптурным декором до сих пор неизменно привлекают внимание.

 

Лебединой песней «кекушевского» модерна мог стать ресторан И. А. Скалкина «Эльдорадо» в Петровском парке (1907) — его уникальный пространственный замысел демонстрировал первоначальный авторский проект здания, к сожалению, осуществленный другим зодчим со значительными изменениями.

 

Исчезновение модерна из архитектурной практики Москвы конца 1900-1910-х годов повлияло на сокращение профессиональной деятельности Кекушева.

 

Самыми заметными и удачными поздними работами Льва Николаевича стали две знаменательные перестройки московских зданий, в которых предполагалось разместить частные художественные коллекции: это реконструкция и отделка интерьеров в особняке И. А. Морозова на Пречистенке и в особняке С. И. Щукина в Большом Знаменском переулке. Поразительно, что оба великих московских коллекционера, подаривших отечеству одну из лучших коллекций западноевропейского искусства своего времени, поручили создание музейных помещений для своих сокровищ именно Кекушеву. Он полностью подчинил свою индивидуальность будущей экспозиции, создав строгие, светлые, подлинно музейные залы. Достаточно сказать, что Морис Дени писал свой знаменитый античный цикл «История Психеи» для стен Белого зала особняка И. А. Морозова, оформленного Кекушевым. Жаль, что теперь картины Дени находятся в Санкт-Петербурге, и мы не можем воочию представить себе этот ансамбль — союз архитектуры и живописи, созданный двумя равновеликими по таланту художниками.

 

Последующие произведения зодчего принципиально почти ничего не добавили к уже сложившимся приемам «кекушевского» модерна, хотя даже в самых проходных и не вполне удавшихся поздних постройках он оставался незаурядным мастером с характерным, легко узнаваемым в городской среде почерком. Соединение модерна с входившим в моду неоклассицизмом удавалось зодчему меньше (например, в корпусе хирургической лечебницы С. М. Руднева (левая часть) в Серебряном переулке, 1910-1911). Последние известные нам работы Кекушева датированы 1912-1913 годами, дальнейшая жизнь выдающегося зодчего, видимо, была омрачена тяжелой болезнью. Именно из-за болезни ему, вероятно, пришлось отказаться от профессиональной деятельности, именно она стала причиной преждевременной смерти Льва Николаевича в 1917 году, в возрасте 55 лет, в московской психиатрической больнице.

 

Сегодня очевидно, что архитектурное наследие Льва Николаевича Кекушева стало подлинным украшением Москвы. Яркое архитектурное дарование позволило ему создать свой собственный, легко узнаваемый стилистический язык модерна, поэтому его постройки в отличие от сооружений большинства московских архитекторов того времени можно сразу узнать по характерным архитектурным и декоративным чертам.

 

 

 

Основные этапы творчества Льва Николаевича Кекушева

Особняк А. И. Обуховой 1890-1893 Москва, Россия
Доходный дом и хозяйственная постройка при Григорие-Богословской церкви 1892-1893 Москва, Россия
Особняк Пантелеева 1893-1898 Москва, Россия
Богадельня им. И. Н. Геер (при участии И. А. Иванова-Шица) 1894-1899 Москва, Россия
Особняк Т. И. Коробкова 1894-1896 Москва, Россия
Доходный дом наследниц Хлудовых (капитально перестроен) 1894-1896 Москва, Россия
Станция Мытищи Северной железной дороги 1895-1896 Мытищи, Московская область, Россия
Комплекс железнодорожных, технических сооружений и жилых построек для Вологодско-Архангельской железной дороги. Совместно с И. А. Ивановым-Шицем (сохр. частично) 1895-1897  
Восточное крыло и новый перрон в здании Ярославского вокзала (правое крыло здания; перрон встроен в современный зал ожидания) 1895-1896 Москва, Россия
Доходный дом князя Оболенского-Нелидовского 1896 Москва, Россия
Доходный дом А. Я. Бабушкина 1897 Москва, Россия
Химическая лаборатория императорского Московского технического училища 1898-1899 Москва, Россия
Особняк Л. Н. Кекушева (О. Листа, Н. Кусевицкого) 1898-1899 Москва, Россия
Станция Московско-Брестской железной дороги Одинцово 1898-1899  
Перестройка особняка И. И. Некрасова 1899 Москва, Россия
Особняк М. С. Саарбекова (при участии С. С. Шуцмана) 1899-1900 Москва, Россия
Никольские (Иверские) торговые ряды (при участии С. С. Шуцмана) 1899-1900 Москва, Россия
Гостиница «Метрополь» (проектирование и общее руководство строительством до пожара 1901 г.; при участии В. В. Воейкова, Н. Л. Шевякова,
С. С. Шуцмана; идея оформления фасада В. Валькота)
1899-1901 Москва, Россия
Загородный дом М. С. Грачёва в усадьбе «Грачёвка» 1897-1900 Москва, Россия
Дома И. И. Некрасова в имении «Райки» 1897-1900 Московская область, Россия
Особняк А. И. Кекушевой 1900-1903 Москва, Россия
Хирургическая лечебница С. М. Руднева 1902 Москва, Россия
Ювелирная фабрика О. Ф. Курлюкова с конторой и магазином 1902 Москва, Россия
Доходный дом Е. Е. Кокорина 1902 Москва, Россия
Проект доходного дома М. А. Франка (при участии С. С. Шуцмана) 1902 Москва, Россия
Перестройка ресторана «Прага» С. Тарарыкина 1902, 1906 Москва, Россия
Особняк И. А. Миндовского с флигелем и конюшней 1903-1904 Москва, Россия
Особняк Торгово-строительного общества (М. Г. Понизовского) 1903-1904 Москва, Россия
Дача В. А. Лыжина 1905 Ивантеевка, Московская область, Россия
Доходный дом И. П. Исакова 1904-1906 Москва, Россия
Перестройка особняка И. А. Морозова 1905-1908 Москва, Россия
Особняк М. В. Асеева 1906-1907 Тамбов, Россия
Перестройка особняка С. И. Щукина для размещении коллекции современной французской живописи 1907-1909 Москва, Россия
Деревянная дача и флигель А. И. Ермакова 1900-е Поселок Мамонтовка, г. Пушкино Московской области, Россия
Убежище престарелых сестер милосердия 1910-1913 Сергиев Посад. Московская область, Россия
Больница и склад при Преображенской старообрядческой общине 1912-1914 Москва, Россия

 


 

 




135
  • Нравится
  • 0

Интересно почитать


Матвей Федорович Казаков
Творчество выдающегося зодчего XVIII столетия Матвея Федоровича Казакова, одного из основоположников архитектуры русского классицизма в Москве, можно...
Илья Николаевич Ульянов
Объему материалов, посвященных родовому древу Ульяновых, можно только позавидовать. Однако и по сей день не все тайны разгаданы. Существует версия,...
Андреа Палладио
Архитектурные идеи Андреа Палладио (итал. Andrea Palladio), выдающегося зодчего итальянского Позднего Возрождения, знакомы даже тем, кто никогда не...
Карл Иванович Росси
Карл Иванович Росси родился 18 декабря 1777 года в Неаполе. Его мать Г. Росси и отчим Ш. Ле Пик — знаменитая в Европе балетная пара —...
Агния Барто
Творчество советской детской поэтессы Агнии Барто оценивали неотрывно от советского режима. Сначала ее творениями восхищались и считали их...
Юлия Солнцева
Имя выдающегося кинорежиссера Александра Довженко навсегда вписано в историю XX века. Но его жизнь до сих пор окутана туманом мифов и легенд. Не...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

У медузы нет мозга и кровеносных сосудов.


Самые популярные статьи
Что больше читают