Тадао Андо

Тадао Андо — один из известнейших архитекторов не только Японии, но и всего мира. Он стал лауреатом самых престижных премий: Алвара Аалто (1985), Французской академии архитектуры (1989), Карлсберга (1992), Притцкера (1995), Королевского института британских архитекторов (1997). Не будем перечислять почти бесконечный список наград, полученных Андо у себя на родине, в Японии. И это притом что Тадао Андо не получил высшего архитектурного образования. Он — самоучка. При общении со студентами в разных странах Андо обязательно скажет, что посещение вуза — не главное. Прежде всего нужно чувствовать конструкцию, а изучить все можно и самостоятельно. Не добавляет маэстро только то, что для этого нужны гигантская воля и невероятная работоспособность. Есть они, к сожалению, не у всех. Железной воле Андо можно только позавидовать. Именно его стальной характер помог ему добиться успеха.

Тадао АндоТадао Андо

«Архитектура — это слово,
сказанное пространством.
Бетонная стена говорит со
зрителем. И это весомое
слово», — считает Андо

 

Тадао Андо родился 13 сентября 1941 года, его детство прошло на улицах Осаки. И улица научила его, что нужно не бояться рисковать и никогда не сдаваться. Андо и в зрелом возрасте остается тем же сорвиголовой, которым был в юные годы. А профессиональные занятия боксом сделали его жестким, умеющим идти вперед и не сворачивать с выбранного пути. Андо говорит, что спорт заставляет добиваться максимума и раскрывает все резервы человека. И как нельзя боксировать вполсилы, иначе быстро отправишься в нокаут, так и в творчестве невозможно «взять» новую вершину, пока не выложишься полностью.

 

С 10 лет Андо работал подмастерьем у плотника, поэтому научился ловко обращаться с древесиной, создавая для себя модели самолетов и судов. Интерес к архитектуре у молодого человека возник после приобретения книги с эскизами Ле Корбюзье. Много-много раз перелистывал страницы этой книги 15-летний юноша, пока не почувствовал в себе силы к творчеству. С тех пор и по сей день, создавая любой проект или делая набросок, Андо всегда задает себе вопрос: «Что думал бы об этом Ле Корбюзье?»

 

Привыкнув доверять, главным образом, собственному опыту, Андо прекрасно понимал, что для овладения профессией архитектора недостаточно изучения книг. В 18 лет он ставит перед собой цель увидеть все главные японские святыни, чтобы лучше узнать традиции своей культуры. В 1960-е годы Андо много путешествует по Америке, европейским странам, Африке. В этих поездках целеустремленный молодой человек посещает все знаковые архитектурные объекты, знакомится со строительными традициями и накапливает значительный багаж собственных творческих идей. Несгибаемый характер Андо и цельность его натуры предопределили выбор строительного материала, который отвечал бы всем требованиям архитектора. Бетон до сих пор является своеобразной визитной карточкой мастера. Андо в каждой своей постройке раскрывает его красоту, фактурность, призывая зрителя концентрировать внимание на главном, видеть целое и не отвлекаться на мелочи. Раскрытие эстетики бетона — путь, по которому следовал не один великий архитектор XX века. Ле Корбюзье, Мендельсон, Мельников — лишь неполный список талантливых мастеров, которые оставили архитектурное наследие в бетоне, ставшее мировой ценностью.

 

Как это ни удивительно, именно с помощью бетона Тадао Андо наделяет постройку тонкой, мимолетной и изменчивой красотой — такое ее понимание присуще только японцам. В его творениях немеркнущая красота природы раскрывается в каждый из четырех сезонов и становится неотъемлемой частью постройки. Свои проекты Андо создает для любования дождем, ветром, переменами времен года, а значит, красками природы. Такой подход всегда был характерной чертой японской эстетики. Особую роль он отводит свету. Еще в юности Андо испытал восторг, когда пробил отверстие в крыше дома и увидел, как темноту комнаты прорезал луч света. Это воспоминание навсегда осталось в его памяти. Солнечный свет, по мнению маэстро, соединяясь с архитектурой, создает ту художественную выразительность, которая необходима для восприятия его творения. Не только контуры, но и объем, глубина вещей, согласно японской эстетике, появляются из сочетания света и тени. Их взаимосвязь придает пространству индивидуальность, вдыхает душу в произведение архитектуры. Андо в своих постройках стремится сохранить ощущение пространства, исторически присущее культуре Японии. Источник дневного света сам становится произведением искусства в работах мастера. Находя каждый раз новые пути естественного проникновения света в сооружение, архитектор позволяет постройке «жить» и «откликаться» на воздействия солнечных лучей, постоянно меняющих интенсивность и направление.

 

Творчество Андо — это воплощение идей минимализма, традиционно свойственных японской культуре. Одним из первых шедевров архитектора стал проект виллы Косино, построенной в 1981 году в префектуре Хёго. Вилла состоит из трех объемов, частично «спрятанных» в наклонном холмистом рельефе. Такое расположение продиктовано необходимостью защиты от природных катаклизмов, а также желанием сохранить растущие на участке деревья. Разноуровневые помещения виллы полностью соответствуют сложному ландшафту. Здание прекрасно вписано в окружающую природу, находясь среди затеняющих его елей, густые кроны которых препятствуют проникновению прямых солнечных лучей, пропуская лишь мягкий, рассеянный свет. В плане вилла представляет собой две прямоугольные призмы, поставленные параллельно друг другу и соединенные подземным переходом. Дом имеет внутренний двор, соответствующий наклонным контурам участка. В качестве строительного материала выбран необработанный бетон. Андо «оживляет» фактуру материала с помощью светового воздействия. Во внутренний двор выходит большая гостиная с широкой открытой лестницей — ключевые пространства, призванные воспринимать игру светотени. Единственная часть дома, отрицающая прямые углы, — студия, полукруглая в плане. Все помещения спроектированы с проемами в потолке, сквозь которые проникают солнечные лучи, включаясь в игру светотени в интерьере. Можно сказать, что свет в этом произведении стал посредником между пространством и формой, раскрывая их потенциал в динамике, «оживляя» постройку.

 

Аскетичные дома Андо со стенами, лишенными украшений, пользуются у заказчиков непреходящим спросом. Архитектор создаст еще не один десяток вилл для своих клиентов в разных частях Японских островов, в том числе на очень сложных, нестандартных участках. Проектируя новое жилое пространство, Андо мастерски работает с формообразованием, красиво решает вопросы взаимодополнения архитектуры и природы, но никогда не навязывает заказчикам дизайн интерьеров. Более того, он уверен, что достаточно предоставить клиентам свободные контейнеры, которые они могут использовать, как пожелают, и заполнить, как сочтут нужным.

 

Существенный пласт в творчестве архитектора образует проектирование музеев и выставочных залов. Для каждого проекта Андо находит новый художественный прием взаимодействия с природным окружением. Каждая его идея остается неповторимой. Создавая образ исторического музея Тикацу-Асука (1994), он все выставочные залы «спрятал» под землю. Наземная часть состоит лишь из башни и гигантской лестницы. Главной функцией этой музейной лестницы стала театрализация, подчеркивание зрелищного назначения всего сооружения. По замыслу Андо лестница должна использоваться в качестве своеобразного зрительного зала, из которого можно видеть сохранившиеся на этой территории древние курганы. Таким образом, окружающие музей заповедные леса также становятся самостоятельным экспонатом музея.

 

Архитектура, по мнению Тадао Андо, не может быть автономна. Она не существует сама по себе, а всегда формируется путем диалога с природой. В каждом своем произведении архитектор виртуозно создает этот диалог. В то же время он считает, что отсутствие противостояния архитектуры и природы, которое было характерно для традиционной культуры Японии, давно осталось в прошлом. Он убежден, что в современной жизни должно присутствовать и сохраняться их противостояние, создавая определенную напряженность, необходимую для их органичного сосуществования и, что не менее важно, для адекватного восприятия и оценки архитектуры. Андо не просто демонстрирует гармоничное единение архитектуры и природы, но и показывает возможности их взаимного раскрытия и обогащения. Ярким примером постройки, раскрывающей свой потенциал в диалоге с природой, является Детский музей (1989), расположенный в префектуре Хёго. Перед входом в музей посетителя ожидает обязательная длинная прогулка вдоль бетонной стены для того, чтобы сосредоточить его внимание на окружающем пейзаже. Дорога к музею ведет вверх по крутому ландшафту, где гладкие площади чередуются с маршами ступенек. Она символически и функционально отсылает нас к выложенной каменными плитами дорожке в традиционном японском саду. Главное предназначение извилистой дорожки заключается в концентрации внимания посетителей на определенных картинах пейзажа. Так и музейное здание получило определенные правила для входа, вторя наследию японской культуры и заимствуя у нее четко отлаженный механизм воздействия архитектуры на сознание и настроение человека.

 

Здание Музея современного искусства в Форт-Уорте (2004), состоящее из простых геометрических объемов, стало ярким примером того, какой образной выразительности может достичь прозрачная архитектура. Пять полностью остекленных корпусов расположены у водоема так, что возникает иллюзия, будто они плывут по воде. Включение воды в архитектуру — один из излюбленных приемов Андо. Такое свойство водной стихии, как постоянное изменение и преображение под воздействием ветра, солнца, дождя и снега, мастер считает безусловным дополнением к своим проектам. Нельзя забывать также и о способности воды к отражению. Построенный из бетона, стекла и металла музей полностью отражается в водной глади. Окружающие его изрезанные берега пруда и холмистый ландшафт так красивы, что, по замыслу автора, становятся полноправными экспонатами музея, привнося в осмотр экспозиций элемент медитативной созерцательности. Крыши корпусов музея имеют сильные выносы, не позволяя прямым солнечным лучам проникать в интерьер. Этот элемент традиционного японского дома, окруженного крытой галереей для затенения внутреннего пространства, был использован в современной постройке для создания мягкого, рассеянного освещения в залах. Выступающие бетонные блоки поддерживают Y-образные колонны, ставшие символом музея и узнаваемые во всем мире.

 

Особенное отношение у архитектора к культовым постройкам. В списке реализованных проектов Андо их несколько. И каждая принесла ему признание коллег и почитание широкой публики. Самые знаменитые из них, церковь Света (1989) и храм На воде (1989), удивительно просты по своей архитектуре, но уникальны по силе эмоционального воздействия. Основанная на древних постулатах японской культуры, строго выверенная философия воплощена во всех культовых сооружениях Андо. Ярким примером служит расположенный на холме буддийский храм Воды Хомпукудзи (1991). К нему поднимается длинная и узкая пешеходная дорожка. Посетитель, ступив на нее, не видит ничего, кроме длинной и высокой бетонной стены, вдоль которой он должен пройти. Дорожка, выложенная белым гравием, сливается по цвету с бетонной стеной и создает монохромное пространство, помогающее настроиться на посещение храма. Отказ от цвета должен, по логике автора, помочь человеку избавиться от мирской суеты в мыслях. Дорожка выводит к водоему размером 30x40 метров. Искусственный пруд усеян живыми лотосами и служит крышей буддийского храма. Мастер создания подземных сооружений, Андо размещает храм таким образом, что помещение скрыто для глаз во время подхода к нему. Длинная лестница, разделяющая пруд на две половины, постепенно уводит посетителя вниз, к храму. Продвижение по длинной лестнице также способствует созданию нужного настроя. Погружение человека в сакральное пространство должно сопровождаться его подготовкой к медитативному состоянию. Помогает этому контраст между неподвижностью белой гальки на вершине холма, длинной бетонной стеной, сопровождающей на всем протяжении спуска, и видом на лазурный пруд, воду в котором приводит в движение любое дуновение ветра. Спустившись наконец по ступеням лестницы, посетитель храма оказывается в ярко-красном помещении, которое эффектно, даже театрально, подчеркивает созданный автором контраст.

 

Знаменитый архитектор много времени уделяет подготовке будущего поколения профессионалов. Он преподавал в Йельском, Колумбийском, Гарвардском и, конечно, Токийском университетах. Крупнейшие учебные заведения мира приглашали его не только как преподавателя. В 2008 году, в честь 130-летия Токийского университета, Андо построил новый корпус, предназначенный для междисциплинарного общения студентов разных факультетов. Его сложноорганизованное пространство ограничено бетонными стенами. Архитектор не изменяет привычкам и подчеркивает фактуру необработанного бетона, прививая студентам хороший вкус.

 

Раскрывая эстетические и функциональные свойства бетона, Андо все же делал отступления от своего любимого материала в пользу традиционных для Японии дерева и бумаги. Деревянных и даже бумажных построек у архитектора несколько, но все они неизменно представляют простоту форм и совершенство пропорций. Отказ от бетона в этих редких случаях, возможно, был продиктован изначальным восприятием зданий как временных объектов. Впервые дерево, знаковый для японской архитектуры материал, было выбрано Андо для национального павильона Японии на Экспо-92, прошедшей в Севилье (Испания). Именно Андо, получивший к тому времени уже повсеместное признание, должен быть создать образ Японии на мировой арене.

 

По замыслу архитектора, павильон Японии на Экспо-92 должен был стать таким, чтобы о нем немедленно заговорили во всех точках земного шара. В результате творческих усилий мастера павильон стал одним из самых крупных деревянных сооружений на планете. Его высота 25 метров, ширина 60 и глубина 40 метров. Наружные стены сооружения были набраны из кедровых брусьев, закрепленных на стальном каркасе. Фасад постройки сильно вогнут. Архитектор разбил здание на четыре яруса, два из которых занимало подземное пространство, третий же расположен на уровне земли. Посетители вынуждены были начинать осмотр с четвертого уровня и постепенно спускаться. Вход в павильон был возможен только по мосту, ведущему на верхний ярус. Небольшая часть моста была занята эскалатором и отдана посетителям. Все остальное — огромное пустое пространство. Оно было призвано выполнять символическую функцию. Сам архитектор задумывал этот мост как «переносящий в мир мечты». Слегка выпуклый, деревянный, он имел длину 11 метров и был весь залит светом. Он создавал ощутимо заметный переход к внушительному внутреннему пространству открытой галереи верхнего яруса, окутанной полутенью. Затененная терраса верхнего яруса, как галерея традиционного японского дома, служила местом смыслового и эмоционального перехода между внешним окружением и интерьерами национального павильона. Предельный лаконизм формы строения послужил решению двух важнейших задач: продемонстрировал технически совершенное произведение и поЗВОЛИЛ посетителям окунуться В атмосферу японской национальной архитектуры. В одном из писем к знаменитому американскому архитектору Питеру Эйзенману Андо формулирует ключевую для своего творчества идею: «Я хотел бы создавать архитектуру, которая бы передавала еще более плотные и более сложные смыслы через еще более упрощенные формы». Этому убеждению он не изменяет до сих пор. Постоянное стремление мастера достичь чистоты формы и управлять ее возможностями находит свое воплощение в отказе от всех несущественных деталей, что правомерно при любых назначениях и размерах постройки.

 

В последние годы в Японии получили большое распространение оригинальные частные дома совершенно миниатюрных размеров. Задача каждого проекта — найти своеобразный противовес крохотному жилому пространству. Для этого все элементы постройки включаются в игру, максимально выявляющую преимущества микродома. Острее встает необходимость создать неповторимое, индивидуальное жилище. Самый распространенный прием, которым пользуются в таких случаях архитекторы, — «расширение» маленького пространства, достигающееся за счет ухода от его замкнутости. Должный эффект получается с помощью панорамных видов из дома. Важно то, что для японцев первостепенное значение имеют именно виды, а не полнота обзора, открывающегося из окон. Панорамный вид к тому же оказывает положительное психологическое воздействие. Этот аспект созерцательности в полной мере соответствует традиции дзен-буддизма. Именно на его основе строится раскрытие дома вовне, его «взаимодействие» с окружающей средой.

 

Расширение пространства определенно можно считать одной из самых ярких и красноречивых находок Андо. На этом принципе зиждется, например, главная особенность знаменитых домов 4x4, возведенных архитектором в Кобэ. При общей площади каждого дома 84 м2 площади их оснований составляют всего по 23 м2. Жилая постройка представляет из себя четырехэтажную башню, на верхнем этаже которой располагается маленький пентхаус. Панорамные окна во всю стену позволили визуально увеличить внутреннее пространство, заполнив его солнечным светом. Первый дом 4x4 Андо закончил в 2003 году, но тут же нашелся клиент, уговоривший архитектора выстроить такой же дом и для него. Андо согласился при условии, что второе строение будет находиться рядом с первым. Это позволит сделать оба здания композиционно взаимодополняющими. Являясь зеркальным отображением друг друга, они объединены не только общей функцией, но и символикой, смысловым наполнением, что было достигнуто благодаря использованию одних и тех же художественных приемов.

 

Каждый из двух жилых домов своим обликом подтверждает, насколько может быть выразительным с архитектурной точки зрения маленькое сооружение. Взглянув на них, сразу хочется подняться на верхний этаж, чтобы полюбоваться открывающимся оттуда видом. Верхний этаж спроектирован в виде большого куба. Андо называл свои постройки «воротами, открывающимися к морю». С последнего этажа действительно открывается прекрасный вид на Внутреннее Японское море. Но кроме желания создать красивый вид из окна автор вложил в свой проект глубокий смысл. Из домов открывается вид на мост Акаси Кайко и остров Авадзи, который стал эпицентром большого землетрясения 1995 года, опустошившего Кобэ. Оба дома стоят на береговой линии, всего в четырех километрах от острова Авадзи. Огромные, во всю стену окна — это еще и свидетельство неугасаемой памяти о том землетрясении и его жертвах.

 

Немаловажен выбор строительных материалов для домов 4x4, с помощью которых достигается эффект их взаимодополняемости. Архитектор сознательно берет разные, контрастирующие друг с другом, материалы для своих одинаковых домов. Если первый сооружен из бетона, то второй создан полностью деревянным — из слоистой орегонской сосны. В результате парные здания, с одной стороны, совершенно одинаковы, а с другой — каждое все же сохраняет индивидуальность, подчеркивая уникальность комплекса в целом.

 

В Японии, пожалуй, не найти архитектурной формы более нагруженной культурным значением, чем домик для чайной церемонии. Возможно, это даже один из важнейших символов культуры Страны восходящего солнца. Форма чайного домика, следуя преемственности, не менялась на протяжении многих веков. На рубеже XX-XXI веков японские архитекторы начинают проводить смелые эксперименты и в строительстве чайных домиков. Стараясь выйти за рамки установленной традицией формы, они вместе с тем создают емкое, символически наполненное пространство для чайной церемонии. Безусловно, архитекторов притягивал парадокс использования чрезвычайно малого, чтобы соединиться с невыразимо великим.

 

Тадао Андо спроектировал несколько крошечных чайных домиков из дерева, фанеры и бумаги, расположив их как отдельно в городской застройке, так и на крыше уже существующих домов. По использованному материалу или конструкции каждый чайный домик Андо получал свое название: Фанерный, Тентовый, Блочный, Бумажный и т. д. Например, Бумажный чайный домик был сооружен в 1992 году для однодневной чайной церемонии, организованной в пляжной зоне Сидзуока (Осака). Он сделан из бумаги васи, изготавливаемой вручную. В постройке не предусмотрено окон, так как васи пропускает в интерьер свет, смягчая его и создавая полутень.

 

Во многом благодаря творчеству Тадао Андо архитектура Японии и по сей день сохраняет лидирующую позицию в мире, которую заняла с помощью Кэндзо Тангэ еще в 1960-е годы. Андо продолжил и развил многие приемы и находки своего великого учителя. Проекты Андо всегда передают японские традиции — но не буквально, «в лоб», а с помощью уникального словаря символов, вобравшего в себя все тонкости японской эстетики. Ведь мастер задействует не только интеллект, но и эмоции, чувства людей. Тем не менее, когда Андо спросили, кто станет наследником Кэндзо Тангэ в японской архитектуре, он ответил: «Никто. Тангэ один стоил всех нас, между нами и ним дистанция, которую не пройти».

 

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ТВОРЧЕСТВА ТАДАО АНДО

Вилла Хираока 1974 префектура Хёго, Япония
Вилла Тацуми 1975 Осака, Япония
Вилла Исихара 1978 Осака, Япония
Вилла Косино 1980-1981 префектура Хёго, Япония
Комплекс «Рокко», 1стадия 1981-1983 Кобэ, Япония
Вилла Кодзима 1981 префектура Окаяма, Япония
Торговый комплекс «Таймс 1» 1984 Киото, Япония
Вилла Накаяма 1984-1985 Нара, Япония
Вилла Кидосаки 1985-1986 Токио, Япония
Храм На воде 1988 Хоккайдо, Япония
Детский музей 1988-1989 префектура Хёго, Япония
Церковь Света 1988-1989 Ибараки, Япония
«Сад изящных искусств» на Экспо-90 1990 Осака, Япония
Храм Воды Хомпукудзи 1990-1991 Авадзи, Япония
Торговый комплекс «Таймс II» 1991 Киото, Япония
Национальный павильон Японии на Экспо-92 1992 Севилья, Испания
Музей современного искусства 1992, 1995 Наосима, Япония
Комплекс «Рокко», II стадия 1989-1993 Кобэ, Япония
Конференц-центр на кампусе «Витра» 1993 Вайль-на-Рейне, Германия
«Сад изящных искусств» 1994 Киото, Япония
Исторический музей Тикацу-Асука 1994 Осака, Япония
Музей древесины 1994 префектура Хёго, Япония
Центр исследования коммуникации «Бенетон» 1994 Тревизо, Италия
Пространство для медитаций при штаб-квартире ЮНЕСКО 1995 Париж, Франция
Комплекс «Рокко», III стадия 1997-1999 Кобэ, Япония
Фонд искусств Дж. Пулитцера 2001 Сент-Луис, США
Дом 4x4 2001-2003 Кобэ, Япония
Художественный музей префектуры Хёго 2002 Кобэ (Япония)
Музей современного искусства в Форт-Уорте 2002-2004 Форт-Уорт, США
Фонд Ланген в комплексе Музейного острова Хомбройх 2002-2004 Дюссельдорф, Германия
Ресторан «Моримото» 2006 Нью-Йорк, США
Комплекс «Холмы Омотесандо» 2006 Токио, Япония
Реконструкция палаццо Грасси 2006 Венеция, Италия
Центр современного искусства Пунта делла Догана 2009 Венеция, Италия
Вилла Пьера Пренжье 2010 Шри-Ланка
Ранчо Тома Форда 2010 США
Музей каменной скульптуры фонда Кубах-Вильмзен 2010 Бад-Мюнстер-ам-Штайн, Германия
Музей искусства «Аврора» 2013 Шанхай, Китай

 





902
  • Нравится
  • 0

Интересно почитать


Фриц Габер
Минуло 100 лет с той поры, как 22 апреля 1915 года у безвестного доселе бельгийского городка Ипр перед немецкими траншеями поднялось и, подгоняемое...
Сантьяго Калатрава
Сантьяго Калатрава по праву считается одним из самых прославленных зодчих мира. Лауреат множества архитектурных и инженерных премий, почетный доктор...
Кэндзо Тангэ
В 1960-е годы японская архитектура заняла лидирующие позиции в мире, и этим она обязана, в первую очередь, Кэндзо Тангэ — крупнейшему японскому...
Норман Фостер
Сэр Норман Фостер — один из наиболее интересных и прославленных архитекторов современности. Мастер, которому удалось совершить почти...
Фриденсрайх Хундертвассер
Необычная архитектура создается для необычных людей. Австрийский зодчий и живописец, взявший себе сложный и чудный псевдоним Фриденсрайх...
Абдалла Аль-Сауд
Чтобы войти в историю, не обязательно выигрывать Бородинское сражение или подписывать соглашение в Кэмп-Дэвиде. Достаточно родиться в нужном месте, в...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

Самое древнее оливковое дерево нашей планеты растет на острове Крит, Греция. Это одно из 7 древнейших маслинных деревьев в Средиземноморском бассейне, возраст которых превышает 3.000 лет.


Самые популярные статьи
Что больше читают