Франсуа Вийон

Рассказывая о Франсуа Вийоне, приходится говорить о двух разных персонажах. Один получил отличное образование, писал стихи, пользовался милостью сильных мира сего и почил в солидном возрасте в провинциальной тиши. Второй вел разгульную жизнь, участвовал в грабежах и убийствах и умер не то в петле, не то от удара ножа на большой дороге. Кто из них был настоящим - до сих пор неясно.

Франсуа Вийон также известен как "король Vagabond".Франсуа Вийон также известен как "король Vagabond".

Дни безрассудной юности

Франсуа де Монкорбье (или де Лож, тут источники расходятся) родился в Париже в 1431 или 1432 году. В восемь лет мальчик остался сиротой, и его взял на воспитание родственник - священник Гийом Вийон. От него Франсуа и получил фамилию, под которой его знают теперь миллионы любителей поэзии. Воспитание у Гийома Вийона было не очень долгим, но за это время Франсуа приобрел привычку общаться с Господом как со снисходительным духовным отцом, и эта привычка сказалась на сюжетах многих его стихов.

 

Дети позднего Средневековья взрослели рано и быстро выбирали свою дорогу в жизни. Уже в 12 лет юного Вийона определили на факультет искусств университета, откуда через шесть лет он вышел бакалавром, а затем получил степень магистра искусств, давшую ему право преподавать либо служить на мелких канцелярских должностях. Жизнь парижского школяра XV столетия имела две стороны. Одна из них давала возможность получить отменное образование, сделать головокружительную карьеру и прожить обеспеченную, респектабельную жизнь. Другая - заставляла терпеть нужду и голод, требовала находить время на выполнение уроков и средства на гулянки в кабаках и у веселых подружек. Не всякий мог совместить обе стороны без ущерба для своей репутации.

 

Вийон не пытался сохранить даже видимость благонадежности. Кажется, без него не обходились ни одна потасовка, розыгрыш или другая проделка на улицах французской столицы. Оттого большую часть фактов его жизни историки нашли не где-нибудь, а в судейских архивах. Именно там обнаружились материалы о похищении вывесок с городского рынка и многолетнем противоборстве с некоей мадам Брюйер за межевой камень из ее поместья. Школяры несколько раз похищали камень, а однажды водрузили его на самый верх горы Святой Женевьевы, где дополнили сверху вертикальным булыжником и поименовали Pet au Diable, что можно перевести как «пуканье дьяволу». Вокруг инсталляции регулярно устраивались ночные гулянья с пением и танцами. В конце концов взбешенная владелица «неприличного» камня подала на хулиганов в суд, который обязал университетское начальство наказать виновных. Призванным к ответу гулякам, в числе которых был и Вийон, пришлось на коленях умолять наставников о прощении.

 

Принимая во внимание лихую жизнь...

Вообще, легенды приписывают мэтру Франсуа крайне неуживчивый агрессивный нрав, из-за которого однажды он оказался в большой беде. Священник Сермуаз затеял с ним перепалку из-за дамы, Вийон не остался в долгу. Потасовка переросла в поножовщину, в которой священник был убит. Перепуганный поэт, не дожидаясь ареста, сбежал из Парижа. Однако Сермуаз перед смертью отпустил убийце его грех, и Вийон подал в парижский суд прошение о помиловании, которое через несколько месяцев и было ему даровано. В ожидании милости властей правонарушитель коротал время в обществе распутной аббатисы одного из провинциальных монастырей. Кроме того, памятуя о своих юношеских приключениях, Вийон связался с бандой грабителей и даже поучаствовал в нескольких кражах, чтобы разжиться деньгами. Так он провел более полугода, наконец ему позволили вернуться в столицу.

 

Однако в Париже прощенный Франсуа немедленно взялся за старое: в составе воровской шайки ограбил Наваррский коллеж на крупную по тем временам сумму в 50 экю золотом. Сам Вийон всего лишь стоял на стреме, но на всякий случай решил снова скрыться из города, прихватив свою часть добычи. Согласно легенде, в ночь после ограбления поэт написал небольшую поэму, известную как «Малое завещание», где с уморительной серьезностью распоряжался своим несуществующим имуществом, а заодно осмеивал многих из знакомых.

 

Вероятно, удачливый вор рассчитывал вскоре вернуться на парижские улицы, но фортуна отвернулась от него. Кража была раскрыта, выяснились также имена участников, и над головой поэта снова навис карающий меч правосудия. Дорога в Париж теперь была ему заказана надолго, и Вийон поневоле пустился в новое путешествие по дорогам Франции. Жизнь, которую он вел в странствиях, мало отличалась от прежней: мэтр Франсуа побывал в тюрьмах Анжера, Орлеана и Мена, но всякий раз ускользал из заключения - то по амнистии для всех арестантов, то в результате помощи воровской братии.

 

Однажды в Блуа

Впрочем, ни скитания, ни разбойные похождения, ни тюремное заточение не мешали развиваться его поэтическому таланту. В поэзии Вийон всегда строго следовал принятым стихотворным формам, но зато наполнял их абсолютно немыслимым для своей эпохи содержанием. Он первым начал писать стихи от собственного лица, определив тем самым свою личность на первые роли. Никто до него не обращался к Богу как к терпимому отцу, с расчетом на понимание и прощение любых выходок. А его баллады, посвященные воровскому братству, поэт записывал на такой хитрой разновидности знаменитого парижского арго (жаргона), что филологи бьются над их расшифровкой и в наши дни.

 

Самыми известными его стихами считают «Балладу поэтического состязания в Блуа», созданную во время пребывания Вийона при дворе герцога Карла Орлеанского. Как-то герцог предложил десятку желающих из числа его придворных сочинить балладу, содержащую строку «Я над ручьем от жажды умираю». Строка посвящалась внезапно пересохшему замковому колодцу. Сам Карл написал о том, что некий ручей отделяет его от родных земель и он умирает от жажды вернуться на родину. Другой поэт воспел свою жажду выпить вина, и смерть в его отсутствие над ручьем с холодной чистой водой. А Вийон, заметив в заданной строке противоречие, создал балладу, полностью состоящую из парадоксов.

 

От жажды умираю над ручьем,

Смеюсь сквозь слезы и тружусь, играя.

Куда бы ни пошел - везде мой дом.

Чужбина мне - страна моя родная.

 

История умалчивает о том, кому отдал награду Карл Орлеанский, но творение Вийона - единственное, что осталось от шуточной стихотворной дуэли.

 

От биографии к легенде

Через несколько лет бродяжничества Франсуа вернулся в Париж. Позади был длинный путь, который, однако, и на этот раз ничему не научил его. Поэт привык относиться к собственным похождениям весьма уважительно: выйдя очередной раз на свободу из тюрьмы, он с гордостью отмечал, что «не каждый зверь сумел бы так выкрутиться».

 

В столице поэт повел прежнюю разгульную жизнь, а его участие в очередной уличной драке, где случайно ранили папского нотариуса, до дна исчерпало общественное терпение. Франсуа бросили в тюрьму и вскоре приговорили к повешению. Но Вийон не был бы самим собой, если бы утратил присутствие духа в этой безвыходной ситуации. Строки, посвященные ожидаемой казни, написаны в лучших традициях школярской поэзии:

 

Я - Франсуа, чему не рад.

Увы, ждет смерть злодея,

И сколько весит этот зад,

Узнает скоро шея.

 

При том образе жизни, какой вел поэт, он должен был постоянно ожидать смерти. Недаром в своих стихах Вийон замечает, что «всех возьмет смерть в им назначенные дни». Когда настал час его самого - по сей день остается неизвестным. Приговор суда обжаловали друзья поэта, и он в очередной раз ускользнул из лап смерти: повешение для него заменили на десятилетнее изгнание из французской столицы.

 

Пару дней спустя Вийон покинул Париж и одновременно исчез со страниц истории. С этой поры от его жизни остались только легенды. Одну из них изложил Рабле в книге о Гаргантюа и Пантагрюэле. Согласно его рассказу, на склоне лет Вийон поселился в монастыре в Пуату, но и там его нрав не давал ему покоя. Однажды поэт задумал поставить мистерию о Страстях Господних и попросил ризничего выдать ему церковное облачение в качестве реквизита. Ризничий с негодованием отказал, за что его немедленно постигла кара. Ряженые в чертей актеры мэтра Франсуа до того напугали лошадь ризничего, что она понесла. Несчастный не удержался в седле и в буквальном смысле слова не собрал костей, скончавшись еще до того, как кобыла остановилась. Чем закончилась очередная вполне уголовная история с участием Вийона, Рабле не рассказал. Возможно, он просто сочинил ее от первого до последнего слова.

 

Ни о жизни поэта после отъезда из Парижа, ни о дате его смерти ничего достоверно неизвестно. Косвенным доказательством кончины неугомонного мэтра Франсуа может служить лишь стихотворный сборник, вышедший в 1489 году без авторской правки: если поэт не участвовал в выпуске собственных творений, видимо, его уже не было в живых. Вероятнее всего, мятежный поэт Вийон умер не своей смертью. Его биографы полагают, что он это заслужил.



289
  • Нравится
  • 0

Интересно почитать


Илья Николаевич Ульянов
Объему материалов, посвященных родовому древу Ульяновых, можно только позавидовать. Однако и по сей день не все тайны разгаданы. Существует версия,...
Королевский шут
Королевских шутов было, вероятно, немногим меньше, нем самих монархов. И они могли буквально все. Шут мог усесться на королевский трон, мог встать...
Агния Барто
Творчество советской детской поэтессы Агнии Барто оценивали неотрывно от советского режима. Сначала ее творениями восхищались и считали их...
Фет Афанасий Афанасьевич
В 1851 году уездный городок Елисаветград потрясла трагическая смерть девицы Марии Лазич. Официальная версия была такова: лежа на диване, она курила и...
Нинон де Ланкло
Когда у Ланкло спрашивали, как ей удавалось так долго быть молодой, она отвечала: чтобы жить долго и оставаться молодой, нужно делать то, что тебе...
Сирано де Бержерак
Про Сирано де Бержерака узнали благодаря знаменитой пьесе Эдмона Ростана. Кто же он, этот загадочный веселый француз?...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

В Канаде и Новой Зеландии необдуманно акклиматизированная красноперка считается вредным видом, вытесняющим местных рыб.


Самые популярные статьи
Что больше читают