Мессалина

Через несколько дней после смерти Мессалины римский сенат приговорил ее имя к забвению. Сейчас, спустя две тысячи лет, очевидно, что этот приговор исполнить так и не удалось.

Мессалина. Картина Педера Крёйера, 1881 год. Гётеборгский музей искусств.Мессалина. Картина Педера Крёйера, 1881 год. Гётеборгский музей искусств.

В Древнем Риме времен республики матронами называли замужних, пользующихся хорошей репутацией женщин - из тех, что и мужу тыл обеспечат, и детей вырастят. А вот женским символом императорского Рима стала развратница Мессалина.

 

Прекрасная гладиаторша

Нельзя сказать, что первый римский император Октавиан Август был человеком легкомысленным в личной жизни. Напротив, за семейные ценности он стоял горой, хотя странным образом ухитрился их ужасно дискредитировать. Именно при Августе представители элиты с легкостью заключали и разрывали браки, женились на близких родственницах, при живых родителях усыновляли племянников и племянниц, а потом из-за какой-нибудь мелочи отправляли их на тот свет. Мессалина стала продуктом этой эпохи, сконцентрировавшей в себе все пороки, проходящие по категории разврата.

 

Валерия Мессалина была дочерью сенатора Марка Валерия Мессалы Барбата и Домиции Лепиды. Не вдаваясь в тонкости родословной, отметим один принципиальный момент: ее прабабушкой по материнской линии и бабушкой по отцовской была одна и та же особа - Октавия Младшая, сестра императора Октавиана. Правда, мужья у Октавии были разные: в одном случае ничем не примечательный сенатор Марцелл, а в другом - знаменитый Марк Антоний. Как известно, Антоний и Октавиан сначала вместе разбили республиканцев, а потом начали воевать друг с другом. В итоге Антоний закололся, Октавиан победил, но потомков своего родственника, одновременно друга и врага, не обидел.

 

Все эти родственные связи выглядят в наше время весьма экстравагантно, но для той эпохи были делом совершенно обычным. Самое главное, что для правящей династии Мессалина была своей в доску, хотя и не все члены семейства могли сразу сообразить, кем она им приходится.

 

В 14 году, после кончины Октавиана Августа, на престол вступил его пасынок Тиберий - тоже великий путаник в делах семейных. А в 37 году императором стал 25-летний Гай Цезарь Август Германик, более известный по своему прозвищу Калигула («сапожок»). Мессалина была то ли на пять, то ли на восемь лет его младше, а девственности лишилась в тринадцать.

 

Внимание Калигулы она привлекла, сражаясь в шуточных гладиаторских боях деревянными мечами. Участницы схватки были не то чтобы совсем без одежды, но шлем, меч и щит, безо всякого белья, трудно признать полноценным костюмом. В общем, императору такая раскованность понравилась, и он выдал красотку за своего дядю Клавдия, которого из-за неказистого внешнего вида и шепелявой речи родственники считали едва ли не идиотом.

 

Четыре года Калигула шокировал Рим, расправляясь со всеми, кто ему не нравится, устраивая оргии и вообще всячески морально разлагаясь. В конце концов его зарезали вместе с женой и 4-летней дочкой по дороге в баню.

 

В Вечном городе могла воцариться анархия, и потому императором провозгласили первого подвернувшегося под руку представителя правящей династии - Клавдия. В момент убийства он спрятался за занавеску, а когда сообразил, что к чему, тут же пообещал гвардейцам-преторианцам 15 тысяч сестерциев премиальных. И все поняли, что этому парню служить можно.

 

Сила в постели!

Правителем Клавдий оказался разумным: навел порядок во внутренних делах, завоевал Британию. И только его отношения с женой вызывали у подданных откровенное недоумение. В течение двух лет она родила ему дочь Клавдию Октавию и сына Британника. А затем, видимо, решив, что супружеский долг исполнен, пустилась во все тяжкие.

 

Если верить тому, что излагает поэт Ювенал в своих «Сатирах», дождавшись, когда муж заснет, она наряжалась как проститутка и отправлялась в лупанарий - публичный дом, где под именем Лициски отдавалась всем подряд клиентам за обычную таксу. При чтении Ювенала на глаза буквально слезы наворачиваются:

 

Навзничь лежащую, часто ее колотили мужчины;

Лишь когда сводник девчонок своих отпускал, уходила

Грустно она после всех, запирая пустую каморку.

 

Вообще, римские источники рисуют Мессалину как явную нимфоманку, вечно озабоченную поиском новых партнеров. Однажды она устроила соревнование с известной проституткой Сциллой и обслужила в режиме «нон-стоп» 50 клиентов, ровно вдвое обойдя соперницу.

 

Об этих постельных подвигах знал весь Рим, однако докладывать компромат Клавдию никто не рискнул, видимо, опасаясь, что супруга слишком крепко держит его в своих лапках. К такому выводу окружающих должен был привести случай с популярным римским актером Мне-стером, который не хотел становиться любовником императрицы. Мессалина пожаловалась супругу, что служитель Мельпомены не исполняет ее пожеланий, видимо, представив дело таким образом, что речь идет о прихотях чисто творческого характера.

 

В результате Клавдий вызвал актера к себе и строго выговорил ему, что пожелания Мессалины равноценны пожеланиям самого императора. Мнестер выводы сделал и покорно поплелся на ложе любви, куда его так страстно затаскивали.

 

Понимая, где сила, к Мессалине тянулись авторитетные люди - военные, придворные, сенаторы. Современникам особенно запомнился Луций Вителлий, которому Мессалина доверила заботиться о своей обуви. Одну из ее туфель (отнюдь не золушкиного размера) он носил под тогой и периодически, извлекая на публике, покрывал ее поцелуями.

 

Позиции Мессалины действительно были бы железобетонными, поскольку в кои-то веки правящий император имел двух законных детей, а не каких-то там усыновленных двоюродных племянников и племянниц. К тому же она достаточно грамотно зачищала политическое поле.

 

Была отправлена в ссылку и тихо уморена голодом сестра Калигулы Юлия Ливилла. Внучку Тиберия Юлию Друзу принудили к самоубийству, обвинив в прелюбодеянии. Влиятельного сановника Гая Азиния Поллиона тихо придушили, а другой сановник и знаменитый философ Сенека отделался ссылкой на Корсику.

 

Однако Мессалина так и не смогла ликвидировать и даже удалить от двора Агриппину Младшую. Это была не девушка из деревни, а успевшая дважды побывать замужем сестра покойного Калигулы, которой Клавдий явно симпатизировал. Императрице следовало бы поберечься, но поведение мужа ее расслабило, и чувственность полностью возобладала над разумом.

 

И вот грянула буря...

Весной 48 года Клавдий уехал по делам в Остию - расположенный в устье Тибра портовый город. А Мессалина, оставшаяся в Риме за хозяйку, словно забыв о существовании супруга, заключила брачный контракт и вышла замуж за своего любовника Гзя Силия.

 

Молодожены закатили роскошное пиршество, в ходе которого один из гостей забрался на дерево. Собутыльники спросили, что он оттуда видит, на что верхолаз ответил: «Со стороны Остии надвигается буря!» Гости захохотали, хотя им следовало бы разбегаться.

 

Оставшийся в Риме влиятельный вольноотпущенник императора Тиберий Клавдий Нарцисс был при дворе чем-то вроде управляющего и, отправив гонца к императору, приказал преторианцам арестовать Мессалину.

 

Та, оценив ситуацию, рванула в Остию, надеясь объяснить Клавдию, что ее действия были неправильно истолкованы. Однако император вернулся другим путем и, подтвердив приказ об аресте супруги, заявил, что видеть ее не желает. К тому времени Нарцисс представил ему вереницу свидетелей, в цвете и красках расписавших все шалости Мессалины. Да еще у Клавдия появилась любовница-утешительница в лице Агриппины.

 

Некоторое время бывшую императрицу держали под арестом, а затем передали приказ мужа - заколоть себя кинжалом. Наложить на себя руки она не смогла, и ее в присутствии свидетелей заколол легат преторианцев. Убийство произошло на глазах матери, которая являлась одной из немногих старорежимных римских матрон и, не одобряя поведение дочери, все-таки пыталась поддержать ее в последние минуты. Для полноты картины стоит отметить, что к моменту казни Мессалине исполнилось всего только около 30 лет.

 

Клавдий, узнав о смерти супруги, отреагировал лишь тем, что попросил плеснуть ему еще вина в бокальчик. В его сердце и на престоле уже воцарилась Агриппина, у которой разум все-таки превалировал над чувствами. Вскоре, отравив Клавдия, она возведет на престол своего сына Нерона. А затем будет убита по его приказу.

 

В общем, в определенные времена и в определенном обществе - слушайся хоть сердца, хоть головы, все равно погибнешь.



621
  • Нравится
  • 5

Интересно почитать


Наталья Петровна Голицына
Наверное, каждый из нас знает произведение А. С. Пушкина «Пиковая дама», но мало кому известно, что писал поэт свою героиню с реального...
Скопцы
Скопцы - наиболее зловещая и влиятельная секта в Российской империи. Кастраты не просто грезили о захвате власти в стране. Им это даже почти удалось....
Джон Диллинджер
Джон Диллинджер прожил короткую — всего 31 год — жизнь, но успел вписать свое имя в десятку самых знаменитых преступников XX века. Его...
Рогнеда
С картины Антона Лосенко «Владимир и Рогнеда», написанной в 1770 году, начинается русская историческая живопись. По законам жанра, к...
Смерть Адольфа Гитлера
Когда речь заходит о здоровье Адольфа Гитлера, то чаще всего вспоминают лишь о его ярко выраженной психической неуравновешенности. Между тем нездоров...
Нинон де Ланкло
Когда у Ланкло спрашивали, как ей удавалось так долго быть молодой, она отвечала: чтобы жить долго и оставаться молодой, нужно делать то, что тебе...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

Не только птицы вьют гнезда. Могут это делать и некоторые рыбы, например обитающий в бассейне Амура змееголов. Перед откладоой икры он сооружает большое, до метра, гнездо из водной растительности, в которое затем откладывает икринки. Родители подгоняют плавниками к гнезду свежую воду и бережно охраняют не только кладку, но и выклюнувшееся потомство, часто атакуя даже человека.


Самые популярные статьи
Что больше читают