Норман Фостер

Сэр Норман Фостер — один из наиболее интересных и прославленных архитекторов современности. Мастер, которому удалось совершить почти невозможное: быть революционером и новатором, одновременно оставаясь человеком, формирующим правила архитектурного истеблишмента. Бюро Нормана Фостера с завидной регулярностью возводит знаковые объекты по всему миру: его зданиями гордятся и осторожные в экспериментах европейские столицы, и избалованные разнообразием небоскребов города Нового Света. А уж творения Фостера в Азии задают тон новому строительству региона, становясь неотъемлемой частью облика городов.

Норман Фостер (Norman Foster) - один из наиболее талантливых архитекторов современности.Норман Фостер (Norman Foster) - один из наиболее талантливых архитекторов современности.

Разнообразие идей и типологий работ архитектора делают его сооружения узнаваемыми и уместными в любом контексте. Современная нота в историческом квартале столичного мегаполиса, реновация культурного памятника или модернизация фабрики в небольшом провинциальном городке, грандиозная постройка — символ в новом городском образовании — все подвластно неуемной фантазии мэтра! Его здания обрастают легендами и затейливыми историями еще на стадии строительства. Придумывание забавных прозвищ и бурные обсуждения — повсеместная реакция на творения, которые Фостер предлагает миру. (Чего стоит один только лондонский «Огурец»!) При этом его здания подчеркнуто функциональны и рациональны. Количество инженерных технологий, предложенных архитектором и ставших инновационными в общепринятой практике той или иной страны, просто поражает. Почти каждая из фостеровских построек выигрывает у сооружений соперников по каким-либо особым параметрам. Британскому архитектору регулярно удается придумать еще что-то неожиданное, что позволяет ему продолжать быть лучшим и формировать действительность, которая в разной степени затрагивает жизнь огромного числа людей.

 

Изучая такую яркую фигуру архитектурного небосклона современности, не перестаешь удивляться: как в скромном парнишке из простой рабочей семьи Манчестера проявился такой мощный творческий потенциал? И как ему удалось убедить сначала чопорных британцев, а потом и остальной мир в своей исключительности? А ведь сегодня сэр Норман Фостер не просто один из самых влиятельных мэтров архитектурной практики, титулованный член британского общества (носит титул Baron Foster of Thames Bank), лауреат престижнейших Императорской и Притцкеровской (1999) премий и огромного количества иных профессиональных наград. Его имя — синоним респектабельности и яркости художественного образа в современной архитектуре.

 

Мастеру не только удалось получить признание в профессиональных кругах, сделавшее его одним из авторитетнейших специалистов в проектировании и строительстве комплексов самого сложного уровня. Он активно способствует распространению по планете целого архитектурного стиля в течение десятилетий, что в наше время вообще почти немыслимо. Обилие визуальной информации и быстрота смены картинки настолько избаловали современного человека, что интерес к чему-то, находящемуся вне рамок моды или актуального тренда, сохраняется только в исключительных случаях. Фостер создал архитектуру, которая каждый раз и становится этим исключением из правил, уникальным явлением, вызывающим неподдельный интерес у людей разных национальностей, культурного и социального багажа, различных профессиональных интересов.

 

Хай-тек, родившийся из совместных с Ричардом Роджерсом и другими соучениками по Йельскому университету проектных экспериментов, благодаря методичной проработке и развитию в последующих сооружениях Фостера, стал общепризнанным мировым архитектурным стилем, в рамках которого выросло уже несколько новых ярких мастеров. Конечно, Фостер не был единственным архитектором, активно пропагандировавшим в своих проектах «высокотехнологическую» стилистику. Но именно в его творениях увлечение техницизмом приобрело подлинные масштаб и величавость, присущие любому «большому стилю». Удивительно другое: как человеку, приверженному четким эстетическим принципам, удается с каждой новой работой не просто по­ вторить успешное решение, но развить его настолько, чтобы опять оказаться на гребне волны, не потеряться и не отойти в тень на фоне изобилия архитектурных фантазий молодого поколения? Ведь новые проекты почти 80-летнего сэра Нормана Фостера по-прежнему остаются заметными и обсуждаемыми в самых широких кругах! Тем интереснее более подробно поговорить об удивительной архитектуре этого мастера, задающего тон в современном зодчестве с искусством подлинного экспериментатора.

 

Норман Фостер родился 1 июня 1935 года в индустриальном городе Британии — Манчестере — в семье рабочих, далекой от архитектуры. Они жили совсем небогато, поэтому мальчик не мог рассчитывать на широкий выбор в вопросе будущей карьеры. Из-за финансовых трудностей семьи он ушел из школы в 16 лет и устроился в офис казначейства Манчестера. В свободное время юноша изучал торговое право и пробовал рисовать. Затем пошел служить в Королевские ВВС, где стал дипломированным пилотом. Полученные в армии навыки Фостер активно использовал уже потом, собственноручно пилотируя личный самолет в небе над Европой и перелетая от одного своего дома к другому, из страны в страну, с острова на континент и обратно.

 

После завершения службы в 1961 году будущий архитектор работал в пекарне, затем на заводе и, уже соприкасаясь с вопросами моделирования пространства, стал сотрудником мебельного магазина. Архитектурную профессию Норман начал постигать в Манчестерском университете градоустройства и архитектуры. Благодаря таланту и большому трудолюбию в 21 год он выиграл стипендию на право обучения в США. Воспользовавшись этой благоприятной возможностью для продолжения образования, Фостер отправился в Нью-Хейвен, США, где проучился два года (1961-1963) в Школе архитектуры Йельского университета и получил ученую степень магистра. И, что более важно для мировой архитектуры, в Йеле Фостер встретил другого одаренного британца — Ричарда Роджерса, вместе с которым по возвращении в Англию создал «Бюро четверых». (В него вошли также жены архитекторов — Венди Фостер и Сью Роджерс.)

 

В рамках этого творческого объединения и родился хай-тек — архитектурный стиль, возведший красоту инженерных конструкций в главный художественный принцип построения здания. Сам Норман Фостер неоднократно подчеркивал, что одним из наиболее важных и вдохновляющих примеров для него послужили работы русского инженера В. Г. Шухова с его знаменитыми сетчатыми оболочками и большепролетными перекрытиями. При создании высотных башен Фостер по-своему интерпретировал тему развертывания зримого совершенства конструкции, так восхитившую его в московской Шуховской башне на Шаболовке и других сооружениях своего кумира студенческих лет.

 

Первым заметным проектом, принесшим Фостеру профессиональное и общественное признание, становится фабричное здание «Рилайенс контроле» 1966 года. Тогда же начинается его долгий путь на архитектурном поприще.

 

В 1967 году в возрасте 32 лет энергичный британец вместе с двумя коллегами открывает архитектурную фирму «Фостер и партнеры». Занимаясь отдельными проектами относительно небольшого масштаба, он сотрудничает с несколькими крупными мастерами архитектуры и инженерного дела. В 1971 году Фостер построил элегантную структуру пассажирского терминала из металла и стекла (Фред Ольсен Центр в доках Милуолл) в Лондоне. Здесь отразилось его видение организующего потенциала архитектуры: четкая конструкция в стилистике минимализма с элементами хай-тека может формировать модель поведения людей. В том же году был выполнен проект офисного здания для страховой компании «Уиллис, Фейбер и Дюма» в Ипсвиче. Работа велась в сотрудничестве со старшим коллегой и учителем Фостера Бакминстером Фуллером. Амебообразное строение с почти сплошной стеклянной облицовкой, вписанное в криволинейные очертания участка, заметно отличалось от более привычного модернистского окружения с его обилием прямых углов и призматических объемов. Эскалаторы вокруг просторного атриума, сад на крыше и бассейн для сотрудников, который работает в качестве теплоотвода, наглядно продемонстрировали важные для архитектора идеи энергоэффективности зданий и значимости социальной роли архитектуры. Строительство было закончено в 1975 году и, оказавшись весьма успешным, способствовало продолжению сотрудничества бюро «Фостер и партнеры» с компанией заказчика в последующие годы.

 

Стеклянно-металлические конструкции вообще становятся любимыми материалами архитектора, и именно их обилие отличает эстетику хай-тека. Впечатляющее художественное решение Центра изобразительных искусств Сейнсбери в Норвиче (1974-1978) с его мощной пространственной конструкцией из стекла и металла было отмечено наградами Королевского института британских архитекторов (RIBA) в 1983-м и Американского института архитекторов (AIA) в 1994 году.

 

Само здание Центра Сейнсбери представляет собой протяженное прямоугольное строение с двухслойными стенами и кровлей, собранными из гибких стальных конструкций. Эти конструкции образуют рамы с пролетом 33 метра, облицованные идентичными панелями. Все коммуникации расположены в пределах пространственных металлических конструкций, видимых только на торцах. Алюминиевые жалюзи с сенсорными датчиками обеспечивают подвижную систему контроля за естественным и искусственным освещением. Предложенная Фостером концепция высокотехнологичной «рамки» для экспонирования произведений современного искусства и пространственная свобода ее демонстрации — именно тот формат, который показался наиболее прогрессивным создателям Центра. В этом «обрамлении» под общей кровлей и находятся свободно перетекающие друг в друга собственно демонстрационные залы, оранжереи, кафе-бар и прочие помещения факультета искусств Центра. Прозрачные боковые окна по всей высоте здания позволяют окружающему пейзажу создать своеобразные «декорации» к тому, что представлено в коллекциях.

 

Если составлять топ-лист самых эффектных и значительных построек Фостера, то обратит на себя внимание не только разнохарактерность объектов, но и их различное назначение, масштаб и широкая география. В списке «самых-самых» непременно будут многофункциональные небоскребы, реконструкции исторических памятников, музеи и научные центры, общественные и офисные здания, аэропорты, вокзалы, фабрики, кампусы, мосты и другие инженерные сооружения. Попробуем остановиться на некоторых из них.

 

Среди наиболее выдающихся построек Фостера выделяют «Огурец», он же башня «Мэри-Экс, 30» в Лондоне (разработана совместно с Кеном Шаттлвортом; 1997-2000 / 2001-2004); комплекс зданий лондонской мэрии (2002, в том же проектном тандеме); аэропорт Стэнстед в Лондоне (1981-1991) и аэропорт Чеп Лап Кок (1992-1998) около Гонконга — самый большой в мире; «Коммерцбанк» (1991-1997) во Франкфурте и Гонконгский и Шанхайский банк (1979-1986) в Гонконге. Также нужно отметить следующие строения: штаб-квартиру страхового общества «Уиллис» (2004-2007), расположенную в Сити практически рядом с «Огурцом» и другим хай-тек-манифестом — зданием «Ллойдс» (1986) Ричарда Роджерса; стадион «Уэмбли» на 90 000 зрителей (2002-2007, опять же самый большой в мире), а также реконструированный Рейхстаг в Берлине (1999) и такие уникальные инженерно-транспортные сооружения, как виадук Мийо (2004) во Франции и лондонский мост Тысячелетия (1996-2000, совместно с Энтони Каро).

 

Одной из популярных пространственных структур хай-тека, наряду с вынесенными на фасады коммуникациями и подчеркнуто эстетизированными несущими конструкциями, следует назвать систему вертикальных опор, организующих пространство. Таким своеобразным металлическим «лесом» из стальных вертикалей и подвешенных к ним на тросах алюминиевых сеток является центр компании «Рено» (1983) в небольшом британском городке Суиндон. Отличительной особенностью постройки является потенциальная незавершенность ее композиции, позволяющая в случае необходимости добавлять новые идентичные элементы.

 

Аналогичную тему прорастающего рукотворного леса, но уже со стеклянными мембранами заполнения, Фостер использовал в аэровокзале аэропорта Стэнстед. Отказавшись от обычной экономии на стандартных элементах, архитектор предложил проектное решение в принципах «сложной простоты»: он акцентировал ритм обманчиво простой сетки колонн качеством отделки и фактурностью более дорогих материалов. Первоначальный проект модернизации Рейхстага, представленный на международный конкурс, тоже базировался на идее легкого, примыкающего к зданию навеса на стальных опорах, обрамляющих площадь вокруг. Позднее, правда, замысел радикально изменился, и Фостер создал новый купол над залами бундестага. Теперь полупрозрачная зеркальная сфера с системой пандусов непрерывного движения позволяет туристам заглядывать в самое сердце немецкого парламента, не препятствуя его работе. Обновленный Рейхстаг стал одной из главных достопримечательностей объединенного Берлина.

 

Еще в период утверждения на мировом архитектурном Олимпе современности, но уже обладая достаточным проектным опытом, Фостер придумывает здание штаб-квартиры Гонконгского и Шанхайского банка, который становится новой вехой в его творчестве и развитии хай-тека как направления. Согласно оригинальному замыслу конструктивный скелет небоскреба вынесен наружу, гигантские мачты-колонны перехватывают четыре пояса ферм, к которым подвешены промежуточные этажи. Все лифты и вертикальные коммуникации сгруппированы по углам, этажи имеют свободную планировку, а в центре создан 10-этажный атриум. Такое архитектурное решение явилось новаторским для всей отрасли высотного строительства, а само здание на годы стало одним из самых знаменитых современных сооружений в Азии. После успеха гонконгского небоскреба Фостер считается признанным авторитетом именно в области возведения высоток. В последующие годы мастер и его коллеги по разросшемуся бюро активно проектируют высотные здания во всем мире. Наиболее выдающимся его небоскребом следующего десятилетия является головной офис немецкого «Коммерцбанка».

 

Стойкий приверженец художественного языка высокотехнологичной архитектуры, сэр Норман создает выразительный трехгранный 300-метровый небоскреб, главный современный символ Франкфурта, самое громадное здание Европы с 1997 по 2003 год (после титул перешел к московской «восьмой высотке» — Триумф-паласу и затем — к другим башням московского Сити). Неповторимое сооружение из нескольких нанизанных на стержни трехгранных призм имеет разные по характеру, но одинаковые по значению фасады, каждый из которых исключительно монументален и выразителен. Девять висячих садов, двойная оболочка фасадов с естественной вентиляцией, открывающиеся окна и контроль энергосбережения — все это делает его одним из самых экологически чистых строений в своем жанре. Уровень расхода энергии здесь примерно на 30 % ниже, чем в аналогичных офисных зданиях.

 

Говоря о современной архитектуре, сэр Норман Фостер неоднократно подчеркивал, что внимание к вопросам экологии и энергосбережения столь же важно, как и облик сооружения. Грамотное сбалансированное проектное решение должно уравновешиваться соответствующим инженерно-техническим наполнением здания.

 

При строительстве «Коммерцбанка» Фостер в очередной раз предложил новаторский подход к проектированию, сделав акцент на гармонии сооружения с окружающей средой и его энергетической эффективности. Он ушел от традиционной американской модели с полностью кондиционируемыми помещениями, искусственным освещением и одинаковой планировкой этажей вокруг центрального ядра. Архитектор использует главным образом естественные свет и вентиляцию; имеется атриум, проходящий от уровня земли до верхнего этажа; из каждой части здания открывается вид на город. Такие идеи позволили Норману Фостеру назвать это строение «первым в мире экологичным высотным зданием». С инженерной точки зрения основной вклад в подобное техническое совершенство был внесен системой, позволяющей эффективно взаимодействовать системам отопления, вентиляции, безопасности и коммуникаций.

 

Виадук Мийо — это один из самых длинных, высоких (341 метр) и величественных мостов в мире. Основное назначение грандиозного сооружения протяженностью около 2,5 километра — в составе новой трассы связать Южную Францию с Испанией. Многопролетная вантовая конструкция, изящно вознесшаяся над горным пейзажем, избавила европейцев от многочасовых пробок у переезда через реку Тарн на шоссе А75 — ис­ ключительно популярном туристическом направлении в период отпусков.

 

Как часто бывает с масштабными проектами Фостера, виадук Мийо вызвал широкий резонанс в прессе. Звучали прямо противоположные оценки уместности и целесообразности подобного строительства в отдаленной провинции. В качестве инженера-соавтора выступил французский специалист Мишель Вирложо, а работами занималась французская конструкторская компания «Эйфаж», в которую в том числе входят мастерские, созданные еще Густавом Эйфелем. Несмотря на первоначальные сомнения, сегодня общепризнано, что новый мост, отдельные опоры которого выше самой Эйфелевой башни, стал органичным продолжением высокоскоростной магистрали. И, будучи чисто техническим сооружением, поднялся до уровня подлинного художественного произведения. Обманчиво легкий, он очень удачно влился в живописный французский пейзаж и вошел в число наиболее посещаемых объектов современной архитектуры во Франции. На примере этой работы Фостер в очередной раз продемонстрировал умение сочетать в своих произведениях основные качества подлинного зодчества: пользу, прочность и красоту (принципы классической архитектуры, сформулирован­ ные еще древними греками).

 

После строительства моста Тысячелетия и стадиона «Уэмбли» в Лондоне, практически сразу ставших в ряд с основными туристическими достопримечательностями новейшего времени в городе, сэра Нормана Фостера начали воспринимать как наиболее авторитетного архитектора в родном британском обществе, весьма богатом на громкие имена в зодчестве наших дней. В декабре 2005 года газета «Таймс» объявила его персоной номер один в современном искусстве. Даже давний друг и соперник Ричард Роджерс оказался в роли «догоняющего» со своим исключительно смелым небоскребом «Шард».

 

В середине 2000-х Фостер находился на пике международной славы. По его проектам возводились крупные объекты в Китае, Канаде, США, странах арабского мира. Завершив в 2006 году башню «Херст» в Нью-Йорке, архитектор снова доказал, что хай-тек — это исключительно яркое и богатое по своей выразительности художественное течение, а небоскреб — прекрасный инструмент для демонстрации синтеза яркости образа и передовых технологий.

 

Обладая впечатляющим творческим багажом, накопленным к седьмому десятилетию жизни, Фостер в очередной раз взялся за эксперименты и попробовал охватить своим искусством еще один значительный регион — Россию.

 

Взаимоотношения с нашей страной у сэра Нормана Фостера сложились весьма неоднозначные, хоть и достаточно интенсивные в определенный период. К началу нового тысячелетия архитектор уже собрал всевозможные международные призы и добился признания не только в родной Британии, но и во множестве других стран. А в России как раз в начале 2000-х была особенно востребована идея приглашения зарубежных мастеров. Желание преодолеть разруху и неустроенность 1990-х годов влекло за собой требование крупных знаковых имен для реализации многих амбициозных планов как государственного уровня, так и частных заказчиков.

 

В 2006 году у компании Фостера были очень большие планы на работу в России. Бюро выполнило несколько крупных проектов для Петербурга, Москвы, Ханты-Мансийска и Екатеринбурга. Прошла персональная выставка в ГМИИ им. А. С. Пушкина, центральное место на ней занимал макет 600-метровой высотной башни «Россия», которая должна была появиться в столичном Сити. Британский мэтр часто приезжал в Москву и лично выступал на нескольких форумах и профессиональных научных конференциях.

 

Широкий общественный резонанс вызвал проект авангардного здания «Апельсин» (2008) на Крымском Валу, который должен был заменить здание ЦДХ в Москве. Наклонные скрученные дольки динамичного объема скорее напоминали формы Фрэнка Гэри, чем привычные для Фостера оболочки. Возможно, в этой работе сказалось почти 15-летнее сотрудничество мастера с известным инженером и архитектором Бакминстером Фуллером. Практически все замыслы сэра Нормана Фостера активно обсуждались в отечественной прессе, поскольку любой проект мастера подобного масштаба — событие. В силу разных причин ни один его крупный проект так и не был реализован в России. Грянувший международный экономический кризис сначала привел к отказу от строительства гигантской «России» в московском Сити, в 2010 году власти Петербурга объявили о пересмотре результатов конкурса на реконструкцию «Новой Голландии», где ранее (в 2006 году) победила компания «Фостер и партнеры». Проекты башни «Кристалл» в Ханты-Мансийске и реконструкции района в Нагатинской пойме «Хрустальный остров» в Москве так и не были воплощены.

 

До завершения еще одного проекта на территории бывших республик СССР пока относительно далеко. Это планировочная работа с административным зданием, удивительно напоминающим в некоторых ракурсах лондонский Сити-холл, возводится в рамках большой комплексной стратегии развития района «Белый город» в Баку. (Проект «Белый город Баку» был успешно представлен на ежегодной выставке по инвестициям MIPIM ASIA 2010 в Гонконге и сегодня активно реализуется.)

 

В итоге на всем постсоветском пространстве предложения лидера мировой архитектуры были осуществлены только в столице Казахстана Астане.

 

В новейшей архитектуре имя сэра Нормана Фостера олицетворяет гармоничное единство яркости художественного образа, виртуозной деталировки с многообразием возможностей техники. Его зодчество, опираясь на технологическое совершенство, стремится к максимальной гуманизации окружения, экологичности и сомасштабности разных элементов среды.

 

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ТВОРЧЕСТВА НОРМАНА ФОСТЕРА

 Пассажирский терминал «Фред Ольсен Центра» 1967-1971 Лондон, Великобритания
 Штаб-квартира страховой компании «Уиллис, Фабер и Дюма» 1971-1975 Ипсвич, Великобритания
 Центр изобразительных искусств Сейнсбери, университет Южной Англии  1974-1978  Норвич, Великобритания
 Дистрибьюторский центр «Рено»  1983  Суиндон, Великобритания
 Штаб-квартира Гонконгского и Шанхайского банка (HSBC)  1979-1986  Гонконг, КНР
 Здание аэропорта Стэнстед  1981-1991  Лондон, Великобритания
 Телевизионная башня «Торре Кольсеролла»  1992  Барселона, Испания
 Центр искусств «Кяр д'Ар»  1984-1993  Ним, Франция
 Музей искусств Джослина  1994  Омаха, США
 Павильон метрополитена  1988-1995  Бильбао, Испания
 Офис «Коммерцбанка»  1991-1997  Франкфурт-на-Майне, Германия
 Международный аэропорт Чек Лап Кок  1992-1998  Гонконг, КНР
 Реконструкция Большого двора Британского музея  1999  Лондон, Великобритания
 Реконструкция Рейхстага  1999  Берлин, Германия
 Администрация Большого Лондона (Сити-холл)  2002  Лондон, Великобритания
 Мост Тысячелетия  1996-2000  Лондон, Великобритания
 Станция скоростных поездов для Всемирной выставки  2001  Сингапур
 Центр «Аль-Фезальях»  2001  Эр-Рияд, Саудовская Аравия
 Штаб-квартира компании HSBC  2002  Лондон, Великобритания
 Здание бизнес-центра «Метрополитен»  1997-2003  Варшава, Польша
 Технологический университет Петронас, основной кампус  2003  Малайзия
 Кларк-центр, Стэнфордский университет  2003  Пало Альта, США
 Небоскреб «Мэри-Экс, 30» («Свисс-Ре»)  1997-2004  Лондон, Великобритания
 Центр музыкального образования  2004  Гейтсхед, Великобритания
 Виадук Мийо  2004  окрестности Мийо, Франция
 Здание Верховного суда Сингапура  2005  Сингапур
 Мост Вестерн Астра  2005  Стокгольм, Швеция
 Корпус Филологической библиотеки Свободного университета Берлина  2005  Берлин, Германия
 Небоскреб «Дойчебанк Плейс»  1998-2005  Сидней, Австралия
 Реконструкция главного железнодорожного вокзала  2002-2006  Дрезден, Германия
 Небоскреб «Херст-тауэр»  2006  Нью-Йорк, США
 Дворец Мира и Согласия  2006  Астана, Казахстан
 Стадион «Уэмбли»  2002-2007  Лондон, Великобритания
 Штаб-квартира компании «Уиллис»  2004-2007  Лондон, Великобритания
 Международный терминал аэропорта Пекина  2007  Пекин, КНР
 Башня «Торре Каха Мадрид»  2004-2008  Мадрид, Испания
 Железнодорожная станция  2003-2010  Флоренция, Италия
 Общественный центр «Хан-Шатыр»  2006-2010  Астана, Казахстан
 Высотный жилой комплекс «Тройка»  2004-2011  Куала-Лумпур, Малайзия
 Небоскреб «Боу»  2007-2011  Калгари, Канада
 Спортивно-развлекательный комплекс SSE Гидро (Колизей)  2005-2013  Глазго, Великобритания
 Магазин «Эппл-стор», Зорлу-центр  2014  Стамбул, Турция
 Школа менеджмента, Йельский университет  2014  Нью-Хейвен, США


2 068
  • Нравится
  • 12

Интересно почитать


Филиппо Брунеллески
Филиппо Брунеллески (итал. Filippo Brunelleschi (Brunellesco), 1377-1446) — величайший архитектор Раннего Возрождения, гений своего времени и...
Сантьяго Калатрава
Сантьяго Калатрава по праву считается одним из самых прославленных зодчих мира. Лауреат множества архитектурных и инженерных премий, почетный доктор...
Кэндзо Тангэ
В 1960-е годы японская архитектура заняла лидирующие позиции в мире, и этим она обязана, в первую очередь, Кэндзо Тангэ — крупнейшему японскому...
Андреа Палладио
Архитектурные идеи Андреа Палладио (итал. Andrea Palladio), выдающегося зодчего итальянского Позднего Возрождения, знакомы даже тем, кто никогда не...
Карл Иванович Росси
Карл Иванович Росси родился 18 декабря 1777 года в Неаполе. Его мать Г. Росси и отчим Ш. Ле Пик — знаменитая в Европе балетная пара —...
Ловкий Сер Иссак Ньютон
Даже самый нерадивый ученик наверняка помнит из школьной программы легенду о том, как упавшее на голову Ньютону яблоко позволило тому открыть закон...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

Перед началом миграции к местам размножения у миноги в тканях накапливается большое количество жира, до 34% всей массы тела! Поэтому еще в конце XIX столетия ее массово вылавливали, сушили и использовали в качестве заменителя... свечей.


Самые популярные статьи
Что больше читают