Георгий Юматов

Главной ролью в карьере Юматова стал Алексей Трофимов в «Офицерах». «Есть такая профессия - родину защищать» - с таким девизом идет по жизни его герой. Далеко не все зрители знали, что сам Юматов тоже воевал. И главной его профессией была не актерская, а - «родину защищать». В юности Жора Юматов вовсе не грезил сценой. Он хотел стать военным моряком. И стал им.

Георгий Юматов не просто играл роли настоящих офицеров, сильных и верных мужчин. Он и в жизни был таким: сильным, настоящим и верным.Георгий Юматов не просто играл роли настоящих офицеров, сильных и верных мужчин. Он и в жизни был таким: сильным, настоящим и верным.

Георгий Юматов родился в Москве 11 марта 1926 года. О родных его известно очень мало. Отец, Александр Константинович Юматов, работал фармацевтом, как до революции, так и после. Мать. Татьяна Георгиевна Шалимова, из мещан, служила кассиром. В семье было трое детей: Таня, Костя и младший Жора. О детстве своем Юматов никогда особенно не распространялся. По воспоминаниям родственников, учился плохо, с интересом ходил только в кружки спортивные, занимался боксом и атлетикой. Рано связался с районной шпаной - нравилось быть сильным и чтобы все боялись. Но потом узнал, что в «мореходку» не возьмут двоечника, и учебу выправил.

 

В Военно-морскую школу Жора поступил в 1941 году, перед самой войной. В 1943 году, получив известие о тяжелом ранении брата, попросился на фронт. Доучился ли он к тому моменту - теперь неизвестно. Во время войны иногда учили и по сокращенной программе.

 

Юматова зачислили сигнальщиком на торпедный катер «Отважный». Служба эта требовала особой физической выносливости. Но здоровье у Георгия было железное. «Я пошел в сигнальщики не случайно, мне казалось, что их работа на корабле - одна из самых важных, - рассказывал Георгий Александрович. - Сигнальщик -глаза и уши командира, и, даже когда от пуль и снарядов не было спасения, стоя на мостике, ты должен видеть все на море и на суше...» Ранен за годы войны он был не раз. Контужен. Обморозил руки, едва до ампутации дело не дошло. И погибнуть мог не раз. Дважды тонул. Трижды едва не истек кровью. Но судьба словно бы берегла матроса Юматова.

 

Однажды жизнь ему спасло буквально чудо. Вернее - любовь к собакам. Георгий подобрал на берегу умирающего от голода щенка. Делился с ним своим пайком, спать укладывал на своей койке. Старшие по званию старались не замечать нарушения устава: все же Юматов -мальчишка совсем. Но однажды нагрянул проверяющий и, обнаружив щенка, вышвырнул его за борт. Георгий врезал от души обидчику и прыгнул за борт за щенком.

 

Капитан его отстоял: на крики проверяющего, что юнга на него напал, заявил, что на катере нет юнги. Собственно, так и было: ведь Юматов числился сигнальщиком, а не юнгой. Капитан спас Георгия от военного суда. А щенок вырос и спас Георгию жизнь. Во время очередного боя пес, уже вроде бы привыкший к обстрелам, вдруг спрыгнул в воду. Георгий - следом, чтобы вытащить, пока катер не отошел далеко... И пока он ловил собаку в воде, в катер попал снаряд. Почти вся команда погибла. Тех, кто выжил, - спас Георгий. Юматов участвовал в десанте на плацдарм «Малая земля», в Евпаторийском десанте, в штурме Измаила, во взятии Бухареста и Будапешта. При взятии Вены участвовал в знаменитой рукопашной схватке за Имперский мост. Но рассказывать о войне Георгий Александрович не любил и ордена все время «забывал» надеть, когда его приглашали на телепередачи. Один раз только, уже в 1985 году, разговорился про тот самый бой за Имперский мост: «Мы шли на бронекатерах. Подходим к последнему мосту, все мосты через Вену взорваны... Туман... Авиация «не работает»... Мы уткнулись носом в бык, то есть встали посредине моста, по которому в это время отступала танковая дивизия СС «Мертвая голова». Оба берега у немцев. Причалили, матросы забросили «кошки» и по канатам забрались туда. Мальчишки по девятнадцать-двадцать лет, самому старшему, по-моему, было лет двадцать пять. Пробрались туда, взяли гранаты-связки и под танки! Паника... Переполох... Радист успел на катере отстучать: «Матросы захватили мост». И наши в этот туман бросили десант и захватили мост полностью. Таким образом была взята Вена... Пока длилась операция по захвату моста, немцы пришли в себя. Когда они сообразили, что нас там всего человек 15, всех перебили. Оставшиеся в живых были очень сильно искалечены. Выжило всего двое или трое, меня отправили в госпиталь...» Юматова наградили медалью Ушакова. Ее давали морякам сугубо «за личный подвиг». Медали номерные. У Юматова - №6.

 

В Москву девятнадцатилетний фронтовик вернулся летом 1945 года. Отстраивать страну, а главное - долго и счастливо жить теперь, когда победили проклятых фашистов, - этим ограничивались его планы на жизнь. Счастлив Георгий был уже тем, что вернулся целым, с руками и ногами, и что родители дожили до его возвращения, хотя отец всю войну тяжело болел, что брат Константин тоже живым с фронта пришел. Георгий хотел остаться служить на флоте. Но судьба, которая его хранила в боях, решила по-другому.

 

Однажды Георгий с товарищем пришел в Дом кино, смотреть какой-то фильм. Одет был в матросскую форму, другого ничего не имелось. После фильма зашли в буфет. А там молодого моряка с мужественным лицом и атлетической фигурой заметил мэтр советского кинематографа Григорий Александров. Пригласил сначала к своему столу, потом - в свой фильм «Весна», потом привел во ВГИК. С прослушивания его отправили
в Театр-студию киноактера, а там сразу же ввели в состав спектакля «Дети Ванюшина». На него обратил внимание Сергей Герасимов и пригласил сниматься в самую значительную картину 1947 года: в «Молодую гвардию». Георгий играл Анатолия Попова. Не главный герой, зато один из самых мужественных.

Во время съемок Георгий Юматов познакомился с величайшей любовью своей жизни: с Музой Крепкогорской. Она играла предательницу Лазаренко - в этом образе слились два отрицательных персонажа из романа Фадеева - Вырикова и Лядская. Муза была старше Юматова на два года. Из очень интеллигентной семьи: отец - музыкант, аккомпаниатор самого Шаляпина, мать - дворянка по происхождению. В 1937 году Виктор Крепкогорский не выдержал постоянного страха перед арестом, как ему казалось, неизбежным, и повесился. Мать. Лидия Ивановна, отчаянно баловала дочь, пережившую такое потрясение.

 

Муза привыкла, что, если она что-то хочет, она это непременно получит. Характером она была суровой и даже резкой, хотя выглядела очаровательной простушкой, хохотала, прелестно играя ямочками. Юматов влюбился в ее смех, в ямочки, в светлые кудри. Муза казалась ему нежной, нуждающейся в защите. Его смущала и вместе с тем очаровывала привычка Музы называть его «Жоржем».

 

Они поженились 2 декабря 1947 года. Первые из всех кинематографических «молодогвардейцев». Сыграли пышную для тех времен свадьбу, при-
гласив 40 гостей. Юматов мог себе это позволить - его кинематографическая карьера развивалась стремительно. Его постоянно приглашали на новые роли. Как правило - простых хороших парней или солдат. Причем солдат разных эпох. В кино ему пришлось и в Рус-ско-турецкой войне поучаствовать, и в Наполеоновской, и с басмачами воевал, и с «беляками». Постепенно режиссеры заметили, что лучше всего Юматову удаются роли именно военных. Иного почти не предлагали.

 

«Потому-то Юматов так легко и завоевал впоследствии советский экран, стал его героем, что все, о чем он рассказывал, хорошо знал сам. Он это ТАМ видел, и ЭТО принес в кино. Об ЭТОМ - «Офицеры», «Жестокость», «Адмирал Ушаков». «Один из нас», - рассказывал актер Юрий Назаров.

Георгий Юматов всегда снимался без дублеров. Ездил верхом, фехтовал, боксировал, стрелял с двух рук, виртуозно водил машину и был одним из немногих киноактеров, которые умели делать «подсечку»: падать на галопе вместе с лошадью.

У каждого актера есть «роль судьбы». Для Георгия Юматова такой ролью стал Алексей Трофимов, главный герой фильма «Офицеры». Сначала планировали, чтобы юного Трофимова играл молодой актер, но потом передумали и с помощью сложного грима «разглаживали» лицо сорокачетырехлетнего Юматова.

 

«Для меня Алексей Трофимов - «мой генерал», и я бы пошел за ним куда угодно...» -так говорил сам актер о своем персонаже, а на съемках по-настоящему подружился со своим экранным другом Василием Лановым и с автором сценария, Борисом Васильевым. Эти две дружбы Юматов сохранил на всю жизнь.

 

В 1971 году фильм вышел на экран. Успех «Офицеры» имели огромный, а советские женщины разделились на тех, кто был влюблен в героя Ланового, лихого красавца Ивана Варавву, и тех, кто больше ценил спокойную суровость Алексея Трофимова. Муза Крепкогорская тоже снималась в этом фильме: во второстепенной роли, на экране она появляется всего на несколько минут. Но на площадке была постоянно - ее задачей во время работы над «Офицерами» было приглядывать за мужем, чтобы он не ушел в запой. К тому времени Юматов стал пить и пил сильно. Из-за пьянства упустил роль, которая могла бы стать для него еще одной звездной: красноармейца Сухова в «Белом солнце пустыни». А пил он, как многие считали, из-за тяжелой семейной жизни, из-за Музы...

 

Муза Крепкогорская всю жизнь переживала, что отрицательная роль Лазаренко в «Молодой гвардии» погубила ее карьеру. Каждому, кто готов был выслушивать, рассказывала, будто ее уже почти утвердили на роль Любки Шевцовой, но Инна Макарова переспала с Герасимовым, чтобы получить эту роль. На самом деле Герасимов был влюблен в Макарову и роль Любки с самого начала хотел отдать именно ей. Но Муза относилась к тем людям, которым необходимо было кого-то винить в своих неудачах. Главные роли ей доставались редко, в основном - второстепенные. И чаще всего ее приводил в свои фильмы Георгий. Ему не могли отказать. Муза страдала, считая, что она гораздо талантливее мужа, просто ее не способны оценить.

 

Она обожала роскошь, обставляла дом дорогой мебелью и украшала коврами, вместе со своей подругой Аллой Ларионовой ходила по комиссионкам, с азартом выискивая красивые вещи. Она покупала золотые украшения и дорогие наряды, тратила легко и с удовольствием и легко отмахивалась от тех, кто упрекал ее в транжирстве: «Жорж заработает!»

 

Муза любила принимать гостей, но так, чтобы произвести на них впечатление, а значит - стол должен был ломиться от деликатесов, которые
в эпоху тотального дефицита было почти невозможно добыть. За деликатесами к директорам магазинов отправлялся Юматов. Конечно, они отпускали из-под прилавка знаменитому актеру, но Георгий Александрович не раз говорил друзьям, как это тяжело и неприятно, но отказать Музе он не мог ни в чем. Он ее обожал. Режиссер Виктор Мережко, друживший с Георгием и Музой, рассказывал: «Два одиночества и два счастливых человека. Они ссорились, ругались. Жора хлопал дверью, уходил, но никогда навсегда... Она была очень резкой. Это проявлялось и в ее отношении к Юматову. Актриса очень гордилась своим дворянским происхождением. Возможно, из-за этого нередко выглядела придирчивой, излишне требовательной к своему окружению. Далеко не всех людей она удостаивала своего внимания. Если ей что-то не нравилось, то прямо об этом говорила, причем в резкой форме. К Юматову она иногда относилась свысока, считая его простоватым...»

 

Муза считала простоватыми и родственников мужа и постепенно «выдавила» их из ближайшего круга. Георгий Александрович принял это смиренно. Тещу он называл «мамочкой». Впрочем, любил ее он искренне и очень тяжело переживал ее смерть: Лидия Ивановна относилась к нему с уважением, какого он и заслуживал, и защищала от капризов Музы.

 

Одним из таких капризов стал роман Музы с Сергеем Столяровым, активно обсуждавшийся в актерской среде. Несколько месяцев они жили порознь. Георгий попытался поговорить с ней, но нарвался на жестокую отповедь. И тогда он просто стал ждать. Он был уверен: Муза вернется. Так он и говорил всем друзьям, которые приходили к нему с утешением и с бутылкой. Муза долго упорствовала. Хотела развода, собиралась выйти замуж за Столярова. Но потом поняла, что для Столярова это, в общем-то, просто роман и жениться он не собирается. Муза пришла к Юматову со словами: «Я вернулась, потому что никто меня так не любит, как ты». И он простил ее - по-настоящему, никогда не поминал ей этот эпизод. Хотя ревновал ее отчаянно до самой старости...

 

Впрочем, и про Юматова ходило много слухов о том, что он тоже не был идеалом супружеской верности. «Он никогда не красовался, что свойственно многим актерам, и при этом в нем было столько обаяния и настоящей мужской красоты, что женщины чувствовали это за версту и не давали ему прохода», - рассказывал режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Самым серьезным увлечением Юматова, как говорили, была Алина Покровская, сыгравшая в «Офицерах» его жену Любу. Однако сама актриса призналась, что слухи были сильно преувеличенными: «Я уже тогда встречалась с будущим мужем, а за Жору очень переживала его жена - Муза Крепкогорская, так что у нас все равно бы ничего не вышло...»

Муза Крепкогорская была по-настоящему роковой женщиной. Она оставалась для своего мужа великой любовью, но так и не родила ему детей, которых Юматов отчаянно хотел. В юности Муза сделала несколько абортов, потому что все время боялась: вот ей предложат серьезную роль, а она беременна и играть не сможет. Один раз Георгий почти уговорил ее оставить ребенка. Когда Муза была на четвертом месяце, он уехал на съемки. А она нашла частного акушера, который сделал аборт на дому. После Муза уже не беременела никогда. Она об этом не особенно жалела. Ей нравилось самой быть вечной девочкой... А для Георгия это стало трагедией.

 

«Может быть, самая большая проблема, большая драма в жизни Юматова заключалась в том, что Господь Бог им не дал детей, - рассказывал Виктор Мережко. - Кино - это съемки, экспедиции, монтаж, снова съемки. Юматов был супер-популярен. Крепкогорская была популярна. Все время, знаете, так. В будущем году рожу, в будущем году, в будущем, в будущем, в будущем. И -в итоге время летит. И уже поздно рожать детей. Это драма. И каким-то непонятным, а может, понятным образом их тоска по несостоявшимся детям, она реализовалась в собаках. Они безумно любили собак. Особенно Жора».

 

Если Юматов видел, что кто-то на улице обижает собаку, он никогда не оставался в стороне. В молодости - набрасывался с кулаками, в старости - с проклятиями.

 

К своим собакам Георгий относился как к детям. У него всегда были собаки, иногда две или три одновременно. Их или брали с собой на съемки, или - если это было невозможно - Муза оставалась с собаками в Москве. О том, чтобы попросить кого-то постороннего приглядывать за собаками, и речи быть не могло. Все собаки у Юматова жили подолгу. Самой любимой была Муська. А самой долгожительницей - последняя, Фрося, она прожила шестнадцать лет. Перестройка превратила популярнейшего актера в бедного пенсионера. Но Юматов заставил заговорить о себе, совершив... Кто-то скажет -еще один мужской поступок. Кто-то - преступление. Первоначально в новостях написали так: «6 марта 1994 года в своей квартире по улице Черняховского во время ссоры артист Георгий Юматов застрелил из охотничьего ружья дворника Захид-оглы Мадатова».

 

Потом понемногу начали вскрываться детали. У Юматова умерла его любимая собака, Фрося. Сил вырыть яму самостоятельно у него уже не было. Он попросил дворника помочь. А потом позвал к себе в квартиру, чтобы заплатить за услугу и выпить за помин собачьей души. Опьянев, дворник Мадатов высказался насчет того, что мертвую собаку следовало выкинуть в помойку, и вообще незачем собак в квартирах держать, совсем москвичи с ума посходили.

 

Разговор становился все более хамским, перешли на личности, и дворник, не догадываясь, что уже довел Георгия Александровича до состояния тихого бешенства, прошелся по святому, по военной доблести и памяти фронтовых друзей Юматова.

 

Вера Артемова, гример, рассказывала: «Вдруг этот дворник, очередную дозу приняв, говорит: «Да если бы не вы...» И очень нехорошо назвал Георгия Александровича. Не вы, фронтовики, мы бы давно жили в Берлине, под немцами, пили бы баварское пиво и ели бы эти шпикачки немецкие, жили бы хорошо, говорит. Он просто не смог сдержаться».

 

На шум пришла Муза Викторовна. Попыталась охладить пыл разбушевавшихся нетрезвых мужчин. Мадатов оскорбил и ее, матерно и грязно. Ударил: после Крепкогорская две недели ходила с синяком под глазом.


Юматов сорвал со стены ружье, которое ему в 1945 году подарила мать, и принялся заряжать его. Дворник схватил со стола нож и метнул его в Георгия Александровича, попал в голову, остался глубокий порез. Потом схватил Музу Викторовну за горло. Юматов зарядил ружье, отступил на несколько шагов и выстрелом разнес Мадатову голову. Потом сам же позвонил в милицию: «Я убил человека. Судите меня». Георгий Александрович был арестован, отправлен в Матросскую тишину, где провел два месяца. Правда, преимущественно в больнице: сказался шок. Друзья, в том числе кинорежиссер Виктор Мережко и актер Василий Лановой, бросились выручать, наняли хорошего адвоката, Бориса Кузнецова.

 

«Мы, друзья, сделали все, чтобы его вызволить. Слава Богу, нам удалось доказать, что и с той стороны был нож в руках, и этот нож поработал на теле Жоры... Следствие показало - он фактически оговорил себя: Юматов стрелял навскидку, не целясь. Он не угрожал оружием, а оборонялся», - комментировал произошедшее Лановой. В показаниях же Юматов заявил: «Убил дворника сознательно, что бы он не приставал к моей жене, и. если бы все произошло снова, я бы еще раз его убил».

 

Кузнецову удалось доказать, что его подзащитный действовал в порядке самообороны. Актера отпустили под подписку о невыезде. Будучи фронтовиком, Юматов попал под амнистию к 50-летию Победы, и в конце 1995 года дело было прекращено.

 

Юматов тяжело переживал произошедшее. Муза изо всех сил старалась вернуть мужа к привычной жизни. Но тому казалось, что все на улице смотрят на него, обсуждают его преступление. Он выходил, только чтобы выгулять собак, и старался ни с кем не встречаться взглядом. Начал ходить в церковь, хотя прежде религиозностью не отличался, но и там не нашел утешения. Георгий Александрович скончался от разрыва брюшной аорты 4 октября 1997 года, в буквальном смысле на руках у жены, кричавшей: «Жора, Жора, что с тобой?». Она успела вызвать «скорую», но врачи уже ничего не могли сделать. Муза Викторовна прожила без него полтора года. «После смерти Георгия Александровича не было дня, чтобы она не плакала. Говорила, что не хочет жить», - рассказывал Мережко. Транквилизаторы запивала коньяком. Когда ее упрекали за это, она говорила, что иначе не может: «Вою по ночам. Хочу к Жоре».



1 089
  • Нравится
  • 5

Интересно почитать


Семен Буденный
В советское время Семен Буденный был обласкан властью как ни один другой герой Гражданской войны. Он был легендарным командиром 1-й Конной армии -...
Роберт Дауни-младший
Роберт Дауни-младший - яркий пример вечного мифа об умирающем и воскресающем боге, о герое, идущем через тернии в звёзды. Идущем к славе через...
Владислав Галкин
Владислав Галкин много снимался в фильмах «про войну». И роли в них были для него знаковыми. Не только потому, что «В августе...
Юлия Солнцева
Имя выдающегося кинорежиссера Александра Довженко навсегда вписано в историю XX века. Но его жизнь до сих пор окутана туманом мифов и легенд. Не...
Орлов Алексей Федорович
19 октября 1787 года родился князь Алексей Федорович Орлов, любимец Николая I, дипломат и шеф тайной полиции. Говорят, не место красит человека, а...
Иван Максимович Поддубный
Самый известный спортсмен царской России, великий Иван Поддубный был сыном простого хлебороба, и вряд ли кто-либо предполагал, что он станет мировой...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

При поедании мармеладных конфет в виде фигурок животных восемь человек из десяти сначала откусывают голову.


Самые популярные статьи
Что больше читают