Колымская ГЭС

«Ну, будете у нас на Колыме...» - «Нет уж, лучше Вы к нам...» Этот знаменитый обмен репликами из комедии «Бриллиантовая рука» оставляет открытым один вопрос: кем все-таки был собеседник героев Никулина и Миронова, колоритно сыгранный Романом Филипповым? С большой долей уверенности можно предположить, что на Колыме этому персонажу довелось поучаствовать в одном из самых уникальных гидроэнергетических проектов советского времени.

Колымская ГЭС -последняя великая стройка Советского СоюзаКолымская ГЭС -последняя великая стройка Советского Союза

Вначале XX века Колыма ассоциировалась, прежде всего, с золотыми приисками. С 1931 года добычей драгоценных металлов и других полезных ископаемых в этом районе занимался трест «Дальстрой», главным трудовым ресурсом которого были заключенные. Размах деятельности этого предприятия выглядел впечатляюще, поскольку на подведомственной ему территории могли уместиться три Франции. Но многие проекты стопорились из-за проблем с энергетикой.

 

Синегорье без пасторали

Еще в 1930-х годах возникла идея строительства ГЭС в районе Больших Колымских порогов. Из-за войны ее отложили до лучших времен и реанимировали в 1960-х. В 1965 году в столицу Колымского края Магадан прибыл министр энергетики СССР Петр Непорожний с группой специалистов. Они вынесли вердикт об экономической целесообразности строительства гидроэлектростанции. В институте «Ленгидропроект» занялись разработкой проекта, направив на Колыму 11-ю изыскательскую экспедицию.

 

Среди российских ГЭС очень немногие возводились так долго, с таким напряжением сил и с такими многочисленными проблемами, поскольку территория очень мало напоминала упомянутую Францию - что по климату, что по географии. А особенно - по развитию инфраструктуры. При этом замах был сделан богатырский. По сравнению с изначальными параметрами утвержденный в 1973 году технический проект ГЭС предусматривал увеличение мощности станции (с 720 до 900 МВт). Габариты и пропускная способность эксплуатационного водосброса уменьшились за счет увеличения на 5,5 метра высоты плотины и, соответственно, объемов аккумулирования стока в водохранилище. В общем, спроектировано было замечательно. Но, когда приходится сражаться со стихией, рассчитать все нюансы просто невозможно.

 

Строительный коллектив, возглавляемый Юрием Фритшером, формировался в основном из специалистов «Вилюйгэсстроя», производственная база которого находилась за 3,5 тысячи километров от места будущих работ - в поселке Мирный. Работа началась еще в марте 1970 года, когда первая автоколонна из Мирного остановилась в поселке Дебин, в 40 километрах от места возведения будущей станции. Дальше дорогу пришлось прокладывать. Морозы тогда достигали -60° при ветре 15 м/с, а иногда и до 22 м/с. Металл от ударов рассыпался как стекло, замерзало горючее в баках.

 

Одновременно люди и техника выдвигались со стороны Магадана. В районе поселка Уптар была выбрана площадка для перевалочной базы и начались подготовительные работы по возведению будущего поселка с поэтичным названием Синегорье. Времена, когда истощенные «враги народа» долбили ломами и кирками мерзлую землю, ушли в прошлое. Проект был рассчитан на годы, а это предполагало создание достойных бытовых условий для строителей.

 

В 1972-м было налажено энергоснабжение, в 1973-м завершена постоянная дорога Дебин - Синегорье и запущен бетонный завод, в 1974-м вместо деревянных бараков стали строить каменные жилые дома, а в 1977-м всерьез взялись за возведение самой плотины.

 

Уже к концу десятилетия Синегорье, по воспоминаниям нынешнего главного инженера «Ленгидропроекта» Бориса Юркевича, производило впечатление культурного оазиса среди бескрайней тайги: «Там была налажена полноценная городская жизнь: пятиэтажные жилые дома с центральным отоплением, магазины, даже ресторан. Позже появился спортивный комплекс с бассейном».

 

Успеть к дате

Стройка требовала постоянного напряжения сил и готовности решать очень нетривиальные задачи в сложнейших условиях. Пожалуй, труднее всего давались подземные работы. Огромный машинный зал предстояло буквально вырубить в слое вечной мерзлоты. Которая, кстати, порой оказывалась не такой уж и прочной. Наряду с победоносными датами многим запомнился день 20 июня 1980 года, когда в железобетонной отделке свода была обнаружена трещина длиной 30 метров, которая вскоре выросла до 84 метров. Пришлось срочно укреплять стены и свод 10-метровыми анкерами и по возможности ограничить взрывные работы. Это, конечно, замедлило темпы строительства.

 

Страна в эти дни жила Московской Олимпиадой и, конечно, ждала рапортов о новых трудовых успехах. Спустя полтора месяца после окончания спортивного праздника - 20 сентября 1980 года - река Колыма была перекрыта плотиной с временным водосбросом, и вскоре началось наполнение водохранилища.

 

Завершение первой очереди и пуск первого гидроагрегата уже маячили на горизонте, но руководству, как водится, хотелось все сделать еще быстрее, поспев к очередному съезду КПСС -XXVI по счету. При этом требуемых ресурсов высшее руководство не выделяло, технические проблемы игнорировало - только торопило. И добром это не кончилось.

 

24 февраля 1981 года, на следующий день после открытия съезда, первый гидроагрегат запустили, однако накопленной в водохранилище воды хватило только на восемь дней. ГЭС остановилась, и делом заинтересовался Комитет народного контроля СССР. Акт о приемке гидроагрегата в эксплуатацию аннулировали, а уже выданные правительственные награды у строителей отобрали, но, разумеется, без всякого шума. Оставшуюся работу доделали без спешки, и к июню 1984 года функционировали уже три гидроагрегата. В эпопее строительства первой очереди была поставлена точка.

 

Вторая очередь включала достройку здания ГЭС, возведение основной плотины, постоянного водоприемника, водоводов и водосброса. Здесь много трудностей возникло с водосбросом, в конструкцию которого пришлось вносить изменения. Руководивший этими работами Владимир Пехтин вспоминал: «Надо было видеть с какой целеустремленностью шло его возведение. Да это же настоящая скульптура! Водосброс расправляет крылья, стенки лотков уходят в небо. И душа окрыляется. Если вдруг случается огрех -едва заметная раковинка на бетоне, - "скальпель" в руки, и мастера-скульпторы убирают зазоринку, зачищают поверхность по "живому" бетону. Государственная комиссия приняла тогда водосброс колымской гидростанции с оценкой "хорошо"».

 

Северные рекорды

Серьезно замедлило темпы строительства ограничение на взрывные работы, введенное после инцидента на строительстве закрытого распределительного устройства. Тогда две подброшенные взрывом каменные глыбы весом 6,7 и 2,5 тонны пробили стену здания. Жертв, к счастью, не было.

 

В июне 1988 года Колымское водохранилище наполнили до предусмотренного проектом уровня, что позволило запустить новый, четвертый гидроагрегат уже по расчетной схеме. Три предыдущих гидроагрегата перевели на расчетную схему в июле 1991-го. Советскому Союзу оставалось жить уже совсем недолго, и трудовые свершения, казалось, никого уже не интересовали. Но это не значит, что свершений этих не было.

Финальную точку поставили пуском пятого гидроагрегата в октябре 1994 года, уже в постперестроечной России. Хотя, впрочем, был еще и постскриптум. Ведь официально акт о приемке ГЭС в эксплуатацию подписали только в октябре 2007-го.

 

Среди других гидроэлектростанций Колымская выделяется тем, что является единственной в мире ГЭС, построенной в условиях вечной мерзлоты с подземным расположением машинного зала. К числу общероссийских рекордов относятся самая высокая грунтовая плотина и рекордная (опять-таки для условий вечной мерзлоты) мощность - 900 МВт. И еще это последняя крупная ГЭС, завершенная уже в новой капиталистической России.

 

Стоимость строительства в ценах 1984 года составила 1 миллиард 85,7 миллиона рублей. Эти затраты вполне окупились. Ведь, как отмечает нынешний генеральный директор «Ленгидропроекта» Владимир Пехтин, сегодня Колымская ГЭС генерирует более 95% электроэнергии области, что обходится в 10 раз дешевле, чем электричество, вырабатываемое тепловыми электростанциями. Так что затраты уже окупились как минимум три раза. А если учесть, какой толчок благодаря дешевой электроэнергии получила промышленность, то уровень окупаемости надо повышать на порядок. Так что без Колымской ГЭС не было бы и Магаданской области как крупнейшего золотодобывающего региона России.



349
  • Нравится
  • 1

Интересно почитать


Бутугычаг
Это место, расположенное буквально на краю земли, в Колымском крае, местные оленеводы с давних времен называли «Бутугычаг», что в...
Уральские горы
Уральские горы — хребет на границе Европы и Азии, а также природная граница в пределах России, к востоку от которых — Сибирь и Дальний...
Ладожское озеро
На северо-западе России расположен поражающий своей историей и величием водоем. Самое большое в Европе и одно из 20 крупнейших по площади в мире -...
Река Токантинс
Река Токантинс протекает с юга на север по территории четырех бразильских штатов: Гояса, Токантинса, Мараньяна и Пара, беря истоки на восточных...
Око сахары
В западной части пустыни Сахара есть место, в котором мечтали бы побывать многие любители путешествий. Среди однообразного пустынного ландшафта...
Монастирище
О Монастырище от поколения к поколению передают легенды.   Рассказывают о пещере на острове, где были спрятаны древние сокровища — то ли...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

Голубая сорока очень предприимчивая птица. Когда возникает необходимость выстлать гнездо мягкой постелькой для будущего потомства, сороки выщипывают линную шерсть помягче прямо с тел зверей! Причем олени и даже медведи спокойно относятся к этой процедуре.


Самые популярные статьи
Что больше читают