Крестовоздвиженский казачий собор в Санкт-Петербурге

ОБЛИК СОБОРА

 

Храм снаружи

Воспринимать Крестовоздвиженский собор вне его окружения, как минимум — без великолепной колокольни с ее изысканной ордерно-стью, выверенными пропорциями, типично «питерским» шпилем и запоминающейся колоннадой, — не то чтобы не имеет смысла, но весьма непросто. Архитектору Диммерту удалось очень органично вписать позднейшую постройку в уже существующую среду, создать по-настоящему целостный ансамбль, выстроить единый образ, сыграв на контрастах.

 

Зодчий блестяще решил головоломку. Подумать только: собор середины XIX века должен был имитировать постройку середины XVIII века и при этом сочетаться с колокольней рубежа XVIII—XIX веков. Прошла ведь целая архитектурная эпоха! Одно неверное движение — и на ансамбль неизбежна легла бы печать дурновкусия. Но Диммерт, проанализировав архитектурные приемы середины предшествующего столетия, остановил свой выбор на элементах даже не елизаветинского, а «аннинского» барокко (в кавычках потому, что выделение этого более строгого и простого по сравнению с елизаветинским барокко стиля достаточно условно).

 

Стилизация архитектору вполне удалась. Крестообразный план церкви, в отличие от плана храма-«корабля», более соответствовал эстетике как барокко, так и вошедшего в моду в то время русско-византийского стиля; украшение стен пилястрами с замысловатыми капителями подчеркнуло стилевую преемственность по отношению ко второй четверти XVIII века, и этот эффект был усилен выразительным пятиглавием с намеком на криво-линейность куполов. На самом деле купола — простые восьмигранные, чуть вытянутые в вертикальной проекции; Диммерт визуально усложнил их силуэт при помощи фигурных люкарн (у центального купола — четыре по сторонам света, у боковых — целых восемь, на каждую грань!) и барочных «ярусных» главок сложного профиля. Характерное для Петербурга, стилистически близкое местной архитектурной среде сомкнутое барочное пятигла-вие выразительно контрастирует с 60-метровой колокольней, своим шпилем напоминающей о других петербургских градостроительных ориентирах — Петропавловском соборе и Адмиралтействе. Указанный контраст не вызывает отторжения: храм и колокольня — это, если можно так выразиться, архитектурная диалектика, единство и борьба противоположностей, объединенных единым эстетическим началом. В колокольне устроена церковь; третий храм ансамбля — Тихвинский — несмотря на свой немаленький размах в горизонтальной плоскости, за счет своей подчеркнутой «распластанно-сти» смотрится в ансамбле элементом подчиненным, даже служебным.

 

 

Завершение Собора

Завершение Крестовоздвиженского храма — это отдельное произведение искусства, удачная стилизация под петербургское барокко XVIII века. Неизбежные стилистические упрощения если и заметны, то далеко не сразу. Благодаря удачно подобранным пропорциям, изысканной игре прямых и извилистых линий завершение храма воспринимается прекрасно организованной архитектурной феерией; пирамидально восходя к небу, ажурные купола и главы перекликаются с облаками.

 

 

Основной объем

Восприятие собора неотделимо от восприятия всего комплекса. Его объем раскрывается от входа на территорию ансамбля — из арки в нижнем ярусе колокольни. Узость проема заставляет храм «вступать в игру» как бы по частям. Тон задает изысканное оформление дверей, затем в дело вступают купола с криволинейными люкарнами, а последним аккордом звучат сложные главки, исполненные в необарочном стиле.

 

 

Колоннада

Стройная колоннада, полукружьем связывающая колокольню с двумя соборными часовнями, прекрасно вписывается в храмовый ансамбль. Если колокольня — его организующая вертикаль, то колоннада — своего рода организующая горизонталь.

 

 

Колокольня

И шпиль колокольни, и ее скульптурное убранство — дань петербургским традициям. Наверное, благодаря этой зримой преемственности форм колокольня, выстроенная в эпоху почти тотального господства зрелого «имперского» классицизма, не вступает в противоречие с храмом.

 

 

Собор внутри

К сожалению, варварская перепланировка середины XX века полностью лишила Крестовоздвиженский храм внутреннего убранства. За красотой фасадов, величественностью внешних форм — печальная пустота. Долгая, кропотливая и дорогостоящая реставрация, надо думать, вернет церкви былое великолепие.

 

А взглянуть, действительно, было бы на что. Так, ставший очевидцем перестройки храма Александр Томилин в своих «Исторических трудах», изданных в 1854 году, писал, что интерьер обновленного храма выгодно отличался от внутреннего устройства церкви-предшественницы: был открытым и светлым, «тогда как внутренность прежней церкви была погружена во мрак». Пять грандиозных восьмериков-барабанов с широкими окнами давали достаточно света, чтобы солнце могло беспрепятственно заливать весь обширный внутренний объем храма, еще не обезображенный и не расчлененный межэтажными перекрытиями.

 

А вот планировка в форме латинского креста — это прямое наследие церкви-предшественницы; как указывал Томилин, план нового храма в средней его части соответствовал плану храма 1747 года. Поэтому, кстати, купола расположили достаточно компактно: решению интерьерных задач в данном случае оказались подчинены внешние формы. На прежних местах были установлены внутренние опорные столбы; не забыли, впрочем, и о расширении храма. Внутренний объем увеличили за счет удлинения «крыльев» планообразующего креста, но и здесь сохранили преемственность по отношению к церкви-предшественнице: в выросших боковых пристройках места снесенных стен обозначили аркадой.

 

Интересны детали интерьера церкви, на которые обращают внимание старинные источники: среди них — «цицарские» (австрийские) стекла в окнах куполов, дубовый паркет в алтарях и каменный «из серой плиты» в самом храме, ограждающая солею железная решетка с бронзовыми и медными деталями. Рассказывается и об организации отопления храма: семь (на середину XIX века, а в начале XX века — уже пять) «аммосовских» (пневматических) печей на собственно храм, шесть изразцовых кафельных печей — на алтари и сторожку, две (позже четыре) железные печи — на хорах; еще одна «ребровая» — в притворе.

 

Церковь расписывали как минимум дважды — вскоре после постройки и в 1877—1878 годах. Известны авторы росписей — мастера Я. Казаков и Е. Бушков. Эти росписи были забелены при перестройке храма в советские годы.

 

 

Структура храма

Структура Крестовоздвиженского казачего собораСтруктура Крестовоздвиженского казачего собора

Обозначения

1. Вход в храм

2. Основной объем (повторяет форму церкви-предшественницы)

3. Световые восьмерики

4. «Сомкнутое» пятиглавые в стиле необарокко

5. Алтарная часть

 

 

Интересные факты и цифры

Крестовоздвиженский храм в плане имеет вид латинского креста.
 
Длина собора — 53 метра.
Ширина — 35 метров.
Высота храма с крестом — 41 метр.
Высота колокольни — около 6о метров.
 
Храм, помимо главного Крестовоздвиженского, имеет четыре придела — Рождества Иоанна Предтечи; святителя Николая Чудотворца; святых равноапостольных Константина и Елены; преподобного Сергия Радонежского. Если учесть церковь святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в колокольне, а также три престола теплого Тихвинского храма (Тихвинской иконы Божией Матери, святого благоверного князя Александра Невского и Царственных страстотерпцев), то всего в настоящее время престолов в храмовом комплексе насчитывается девять.



2 842
  • Нравится
  • 5

Интересно почитать


Собор Святого Вита в Праге
Собор Святого Вита в Праге - не только жемчужина европейской готики, но и самый знаменитый в Старом Свете долгострой. Начали-то его возводить в 1344...
Свято-Успенская Святогорская лавра
Свято-Успенская Святогорская лавра — значительный духовный центр православной паствы Восточной Украины и Юга России. Помимо Лавры национальный...
Богоявленский храм в Коломне
Богоявленский храм в Гончарах расположен сейчас на границе исторического центра Коломны — это означает, что когда-то он стоял на окраине, а еще...
Храм Неба в Пекине
Храм Неба, или Тяньтань — центральное здание грандиозного храмового комплекса, занимающего площадь 267 гектаров. Построено оно в 1420 году,...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

Попав под дождь, скворец обычно просушивает свои перья, мелко потряхивая каждым перышком и размахивая крыльями. А шотландские скворцы нашли более оригинальный способ сушки: они вытираются о шерсть овец, словно о полотенце. Благо, что овец в Шотландии очень много.


Самые популярные статьи
Что больше читают