Богоявленский храм в Коломне

ЧЕРЕЗ ВЕКА

 

 

Под приглядом святителя

Коломенский Богоявленский храм проделал долгий путь: от сельской церкви до кафедрального собора Крутицкой и Коломенской (то есть, географически, московской областной) епархии. Столь высокий статус храм получил уже в советские годы, избежав закрытия и оставшись единственной действующей церковью в древнем городе у слияния Москвы-реки и Оки.

В лето от создания мира 7188, а от Рождества Христова 1680-е в граде Коломне, что на посаде, в Гончарах, основана каменная церковь Божия во имя Нерукотворенного Образа Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, а святится в лето от мироздания 7197, а от Рождества Христова 1689, индикта 10-го, месяца июля в 7 день во имя Богоявления Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа при державе Благочестивейших Великих Государей и Великих Князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича Всея Великия и Малыя и Белыя России самодержавцев при великом господине Кир Иоакиме, Патриархе Московском и всея России, а освящен Преосвященным Никитою, Архиепископом Коломенским и Каширским».

Эта парадоксальная надпись на одном из напрестольных крестов Богоявленского храма красноречиво свидетельствует о том, что изменение посвящения храма, рассказом о котором мы закончили предыдущий раздел, было неожиданным и будто бы даже не до конца осознанным самими современниками. В самом деле — если несколько сократить предыдущий абзац, то получится, что в нем сказано следующее: основана Спасская церковь, освященная во имя Богоявления. С таким двойным, по крайней мере в сознании коломенцев, названием храм и начал свою более чем трехсотлетнюю жизнь.

Выглядел он в то время совсем не так, как сейчас. Хотя в архитектуре церкви и ныне вполне угадываются черты русского узорочья, нынешний его облик с колоннами и четырехскатной кровлей сформировался уже в эпоху классицизма. Особенно «громко» об этом говорит явно более поздняя колокольня. Впрочем, так как колокольню нередко пристраивали к церквям позже (и иногда — значительно) завершения строительства собственно церкви, в Средней России и, в частности, в Подмосковье есть немало храмов с таким сочетанием стилей: сам храм — еще в формах древнерусской архитектуры, а колокольня — уже отчетливый классицизм.

Впрочем, и храмовые формы, напоминающие о древнерусском зодчестве, часто видоизменяли, приспосабливая к меняющимся архитектурным модам. В XVII столетии Богоявленский храм обладал многими ныне утраченными деталями, среди них: вместо четырехскатной крыши — каскад кокошников (замена этого выразительного элемента в старых храмах простой ровной кровлей — один из лейтмотивов малопонятных нам с точки зрения сегодняшнего дня перестроек церквей в XVIII—XIX веках); более маленькие окна с массивными наличниками; отсутствие крылец с колоннами и пилястр на углах основного четверика. При этом самая заметная часть Богоявленской церкви, пятиглавые куполов, осталась практически неизменной.

 

 

Храмовый комплекс

Известно, что новый храм долго оставался холодным, то есть не отапливался, а поэтому богослужения зимой в нем не совершались. Рядом с ним как минимум с середины XVIII столетия стояла теплая деревянная Введенская церковь. Вместе с Богоявленским храмом она составляла классическую пару большого летнего и маленького зимнего храмов, однако до нашего времени эта церковь не сохранилась: дерево — материал недолговечный. Однако память о той церкви осталась в виде Введенского придела, который находится сейчас справа от главного алтаря.

Любопытно, что к двум названиям храма в народном названии прибавилось и посвящение зимней церкви, и в дошедших до нас записях все три названия употребляются в произвольном порядке. Например, вот какая надпись сделана на отлитом для прихода во второй половине XVIII века колоколе:

«Лета 1767 февраля 9-го дня лит сей колокол к церкви Богоявления Господня и Всемилостивого Спаса... лил мастер Семен Возжухин... Нерукотворенного Образа и Введения Пресвятыя Богородицы того прихода прихожанин, а в том колоколе старинной вкладчины 7161 году гостиной сотни Матрены Петровны дочери Волковой 30 пуд, данной ею в вечное поминовение».


Отметим, что колокол этот отлили не для колокольни, а для маленькой звонницы, которой продолжал довольствоваться храм и через 100 лет после своего строительства. Такая ситуация сохранилась до самого конца XVIII века.

В 1799 году была упразднена Коломенская епархия, вошедшая в состав Московской епархии. Архиерей, занимающий последнюю кафедру, отныне носил титул митрополита Московского и Коломенского. Через год к первому в этом ряду митрополиту Платону (Левшину) обратился настоятель Богоявленской церкви священник Никита Афанасьев с просьбой дозволить серьезную перестройку, а точнее — расширение храма за счет строительства колокольни и устройства двух приделов. Благословение было получено, и в самом начале нового столетия начались строительные работы.

К тому времени в Богоявленском храме оборудовали печное отопление, и деревянный Введенский храм оказался не нужен — вскоре его разобрали, а память об этой церкви решили запечатлеть в посвящении одного из приделов. Второй же придел освятили во имя священномученика Харлампия — по обету, данному купцом Герасимом Свиридовым, одним из прихожан, обратившихся с вместе с отцом Никитой с упомянутым выше прошением к архиерею. Обет этот он дал во время тяжбы, которую не надеялся выиграть, пообещав в случае счастливого ее окончания устроить храм того святого, чья память празднуется в день суда. Решение в пользу Свиридова вынесли 10 февраля — в день памяти святого Харлампия.

В 1803 году работы были завершены. Храм обрел колокольню в стиле зрелого классицизма и значительно расширился. Однако сам основной объем при этой перестройке оставили неизменным — некоторые из настенных росписей, существовавших еще в XVIII веке, сохранились и уже в наше время были обнаружены под слоями позднейшей живописи.

 

 

Духовная колыбель святителя

Несмотря на то, что Богоявленскому храму довелось сыграть роль кафедрального собора в советские годы, в истории православия славен он прежде всего не этим. Первое, что расскажут любознательному посетителю о Богоявленской церкви Коломны, — что именно здесь, в настоятельском доме при храме, родился и получил воспитание виднейший деятель русского православия — святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский.

Вот как обстоятельства его рождения описывал духовный писатель XIX века архимандрит Григорий:

«Рождение его записано в метрической книге Богоявленской церкви за 1782 год таким образом: „У соборного диакона Михаила Федорова родился (26 декабря) сын Василий, крещен (и св. миром помазан) генваря 1-го числа (в день своего ангела). Восприемником был соборный ключарь Петр Васильев, восприемница Домника Прокопиева жена иерея Никиты Афанасьева". Говорят: „...Накануне рождения отец его Михаил Федорович отправился ради великого праздника Рождества Христова к своему тестю Никите Афанасьевичу, священнику Богоявленской церкви. С ним была и супруга его Евдокия Никитична,которую застала здесь минута разрешения от бремени, и она произвела на свет сына, названного Василием в честь св. Василия Великого. Коломна не разумела еще тогда, какого младенца даровал ей Бог...”».


Будущий святитель, в миру Василий Дроздов, родился в семье потомственных священнослужителей. И по матери и по отцу его предки служили священниками, но с Коломной была связана материнская линия, поэтому фамилия Дроздовых — не коломенская. По отцовской линии род происходил из Веневского уезда Тульской губернии. Любопытно, что по материнской линии уже прадед святителя Афанасий Филиппов в середине

XVIII века являлся священником коломенской Богоявленской церкви, то есть этот приход для митрополита Филарета можно назвать не просто родным, а потомственным.

Сын упомянутого отца Афанасия, иерей Никита Афанасьев, уже упоминался в нашем рассказе. Именно благодаря его стараниям в начале XIX века храм заметно вырос и обзавелся колокольней. Дочь отца Никиты Евдокия вышла замуж за Михаила Дроздова, который позже служил священником в разных храмах города: сначала в кафедральном Успенском соборе, потом в церкви Троицы-на-Ямках, потом снова в соборе, но уже в сане протоиерея.

Именно дед святителя, священник Никита Афанасьев, сыграл особую роль в воспитании будущего архиерея. Семья Дроздовых поначалу не имела собственного дома в Коломне и жила у тестя — а значит, мальчик рос под надзором мудрого и уважаемого священника Богоявленской церкви, испытав сильное влияние его неординарной личности. Излишне говорить, что храм деда стал для Василия не менее родным местом, чем его дом.

Даже когда Дроздовы обзавелись собственным жильем при Троицком храме в Ямской слободе, куда перевели отца Михаила, юный Василий проводил очень много времени в гончарском доме. Он часто упрашивал родителей разрешить ему остаться у бабушки и дедушки, которые обучали его игре на гуслях и рассказывали ему истории коломенской старины. Окончательно в родительский дом он перебрался, когда пришла пора заняться «регулярной» учебой. На этом непосредственная, физическая связь святителя с Богоявленским храмом в целом завершилась, но то воспитание и те впечатления, которые он получил здесь в самом восприимчивом и важном для формирования личности возрасте, несомненно, наложили отпечаток на всю его жизнь, а для многих поколений гончарских прихожан сделали его абсолютно «своим» святым.

Наделенный выдающимися способностями, святитель быстро сделал церковную «карьеру». В 1808 году он принимает монашеский постриг, а уже в 1817 году, через год после смерти батюшки, отца Филарета хиротонисали во епископа, еще через два года он становится архиепископом на Тверской кафедре и членом Святейшего Синода. Все эти годы не прерывалась его переписка с дедушкой, который пристально следил за духовным развитием внука и радовался его успехам. В 1821 году случилось знаменательное событие: владыка Филарет (Дроздов), которого иерей Никита носил на руках младенцем, стал архиепископом Московским и Коломенским, то есть фактически духовным начальником собственного деда. Правда, в том же году отец Никита, бывший уже в преклонных годах, оставил службу, а к Богоявленскому храму настоятелем определили другого его внука — младшего брата архиепископа Филарета Никиту Дроздова.

В 1824 году иерея Никиты Афанасьева не стало. Архиепископ Филарет так написал об этом матери:
«Бог совершил волю Свою над Прародителем нашим: повинемся судьбе Его. Известие о преставлении Дедушки получил я не без слез; но и не без утешения. Знаю, что он ожидал часа смертного, и к таинству приступал часто. И потому нечаянность кончины не приносит заботы... Да примет Господь душу его в мире... Молитвы его будут с нами. Не скорбите много, и Бабушку утешайте».

 

 

Накануне потрясений

В первой половине XIX века Гончарная слобода продолжала активно развиваться и строиться. В эти годы здесь появилось множество новых домов и усадеб, часть из них сохранилась до нашего времени. Название слободы уже не отражало занятий всего ее населения — она превратилась в достаточно зажиточный жилой район Коломны, где проживали в основном успешные и обеспеченные люди. Атмосфреа уюта и благополучия сохранилась здесь по сию пору.

Менялся и Богоявленский храм. В 1846 году, уже при преемниках настоятеля Никиты Дроздова, скончавшегося в довольно молодом возрасте, храм обнесли новой каменной оградой. В начале следующего десятилетия была поновлена трапезная; митрополит Филарет лично заново освятил оба боковых придела. Владыка заботливо следил за состоянием дел в Коломне, приезжал сюда на освящение храмов и на праздники. В те годы, когда в городе буйствовала страшная эпидемия холеры, он составил правила крестного хода для прихожан Богоявленской церкви, долженствующего стать защитой от мора. С тех пор крестный ход проводился здесь ежегодно до 1920-х годов.

Во второй половине XIX века настоятелями храма были уже не родственники семьи святителя Филарета. В 1878 году, при настоятеле Николае Постникове, в «Московских епархиальных ведомостях» была опубликована работа «Богоявленская, в городе Коломне, церковь» — подробное описание коломенского храма, свидетельствующее о том, что его важность для истории русского православия уже ни у кого не вызывала сомнений.

 

 

Мытарства

Последним настоятелем Богоявленской церкви в досоветские времена был отец Михаил Холмогоров. Он скончался вскоре после революции, не успев стать жертвой антирелигиозной вакханалии. Во всей полноте ее ощутили на себе его последователи. 1920-е годы коломенские храмы пережили относительно спокойно, но в 1929 году, в момент «великого перелома», гонения резко усилились. Были арестованы и сосланы епископ Коломенский Феодосий (Ганицкий) и самые преданные ему священники. По некоторым сведениям, в ссылку отправился и тогдашний настоятель Богоявленского храма. Во всяком случае, именно тогда на это место назначили нового человека, которому суждено было войти в сонм новому-чеников, — отца Иакова Бриллиантова. Вскоре он стал благочинным Коломенского округа, после чего начались его мытарства. Органы безопасности неоднократно пытались привлечь священника к сотрудничеству, а после его отказов арестовывали и ссылали. В 1937 году он был расстрелян на Бутовском полигоне. Об отце Иакове и его преемнике протоиерее Иоанне Розанове мы подробнее расскажем в разделе «Судьбы».

Возможно, главная заслуга протоиерея Иоанна Розанова заключается в том, что Богоявленская церковь так и не была закрыта. Она оказалась в ряду тех немногих храмов, где богослужения не прерывались и в самые тяжелые для Церкви и страны годы. По окончании Великой Отечественной войны Богоявленская церковь получила статус кафедрального собора Крутицкой и Коломенской епархии — во многом потому, что выбирать было особенно не из чего: почти все храмы к тому времени оказались упразднены. Здесь, в тихом районе тихого подмосковного города, продолжалась молитвенная жизнь, и московские архиереи несколько десятилетий служили в храме, ставшем физической и духовной родиной для одного из славнейших деятелей Русской Церкви.



2 293
  • Нравится
  • 5

Интересно почитать


Мечеть Омейядов в Дамаске
Эпоха правления Омейядов (661 — 750), первой династии Арабского халифата, ознаменовалась полной победой ислама на огромной территории от Алжира...
Новодевичий Монастырь
В конце XVII века в политике и искусстве Московской Руси произошел очередной поворот, вызванный расширением контактов с Западной Европой. Царь Федор...
Монастырь Грачаница
В 1217 году владыка Рашского жупанства Стефан I Неманич провозгласил независимость своей части от Византии. Империя, оккупирована крестоносцами, была...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

Одна из особенностей, которая досталась удоду от тропических предков, питавшихся сочными фруктами и цветочным нектаром, - короткий язык, поэтому, чтобы проглотить пищу, птица подбрасывает ее и ловит открытым клювом.


Самые популярные статьи
Что больше читают