Ильинская церковь в Мичуринске

ЧЕРЕЗ ВЕКА

Считаясь (и будучи) одним из самых красивых и богатых в Козлове, Ильинский храм составлял гордость города. Однако соседствовали с ним не самые приглядные городские «учреждения» — такие, например, как толкучий рынок.

Московская улица и Ильинская церковь (слева виден узнаваемый шпиль ее колокольни) на дореволюционной открытке.Московская улица и Ильинская церковь (слева виден узнаваемый шпиль ее колокольни) на дореволюционной открытке.

Очень тяжелый приход

Спустя семь лет после освящения верхнего храма Ильинской церкви (загадочным образом в процессе строительства обратившегося из Богородице-Рождественского в Преображенский) в ней освятили придел во имя великомученицы Параскевы. Впоследствии в храме все-таки появился и Богородице-Рождественский придел — непонятно, когда именно, но к середине XIX века он точно существовал. Церковь между тем как называлась в обиходе Ильинской, так и продолжала называться.

 

В 1811 году епископ Тамбовский и Шацкий Феофил (Раев) ходатайствовал перед тамбовским губернатором Д. Р. Кошелевым о сооружении при храме богадельни. «Священник Егор Васильев, — писал он, — изъявя в поданной ко мне просьбе усердное желание устроить своим коштом для бедных и пропитания не имеющих людей каменным зданием богадельню в близи означенной Ильинской церкви, на том месте, где имеется деревянная часовня, просил сделать с кем следует сношение об отводе того места... Я, споспешествуя таковому священника Васильева богоугодному и обществу полезному намерению, прошу вас, милостивый мой Государь, приказать об отводе просимого тем священником Васильевым места...» Дело шло медленно — сначала из-за бюрократических проволочек, а потом началась война. Но к 1817 году, как свидетельствуют документы того времени, богадельня уже появилась.

 

«Исполнить по селлу...»

В том же 1817 году прихожане Ильинской церкви оказались на некоторое время стеснены приданием ей статуса полковой: в Козлове стоял тогда Арзамасский конно-егерский полк, и его священнику Науму Подольскому первоначально отвели для совершения богослужений именно Ильинский храм как сравнительно малоприходный.

 

Соседство это козловцам не полюбилось, и они избавились от него — причем не без изящества. В 1818 году ильинский настоятель подал в консисторию рапорт о дозволении расписать алтарь и «вместо кирпича выстлать тесаным плитником» (издержки принимали на себя прихожане храма купцы Афанасий Воронов и Иван Гладышев), а заодно уж переместить «из оной (церкви. — Прим. ред.) полкового священника Подольского в какой-либо придел кладбищенских или приходских церквей». Хлопоты отца настоятеля увенчались успехом, владыка начертал на его прошении резолюцию: «Велеть по согласию с полковым священником исполнить по сему».

 

«Подвиг в спасении от пожара церкви...»

Дальнейшая жизнь Ильинского храма протекала... хотелось бы сказать, спокойно. Но нет, по-разному протекала. Дважды в его истории случались серьезные пожары (речь, повторимся, только о серьезных). Первый из них, произошедший в 1848 году, обошелся без больших последствий благодаря самоотверженности «состоящих при Ильинской церкви города Козлова диакона Павла Федорова и дьячка Ильи Захарова». В награду «за оказанный ими подвиг в спасении от пожара церкви» им выдали из консистории по 60 рублей серебром каждому. А вот пожар 1865 года принес гораздо больше разрушений, и печальнее всего то, что в нем погиб один из священников Ильинского храма.

 

На возобновление храма после пожара потребовалось десять лет, причем нашли необходимым прибегнуть к сбору пожертвований, для чего, согласно прошению попечителя Ильинской церкви купца Софронова, рядом с храмом поставили «столбик с кружкою для вклада доброхотных подаяний».

Пожар в Козлове, имевший столь разрушительные итоги, получил всероссийскую известность и привлек к пострадавшей церкви сочувственное внимание. Так, митрополит Московский Филарет (Дроздов) прислал в утешение причту и прихожанам Ильинского храма потир, дискос, копие, лжицу и ковш.

 

Вообще, надо сказать, Ильинская церковь была весьма не скудна утварью, иконами в драгоценных окладах, богослужебными книгами (одно из Евангелий, имевшихся здесь, весило более пуда, так что не всякий диакон и поднимал его), а ризница здешняя считалась первой в губернии по своему богатству. В ее описаниях говорится о десятках «священнических и диаконских облачений, шитых золотом, серебром, шелками и украшенных каменьями». Так старались для своего храма его прихожане-купцы.

 

Но не только почтенные купеческие семейства составляли приход Ильинского храма. Митрополит Питирим (Нечаев), отец которого, протоиерей Владимир Нечаев, много лет служил здесь, вспоминал: «У отца был очень тяжелый приход — на плане города он выглядел как вытянутый треугольник, вершина которого упиралась в базарную площадь, один из углов доходил до вокзала, а другой — до ремонтных мастерских. В приход входили так называемые „ямы" — лачуги и землянки, где жили всякие люмпены типа бомжей».

 

А вот о чем писали, возмущаясь, «Тамбовские губернские ведомости» в 1897 году: «В Козлове толкучий рынок находится на Ильинской площади, около храма св. Ильи, что весьма неудобно, особенно Великим постом. Нецензурная брань всегда раздается в толкучем рынке, а богомолец (говельщик), идя в храм, принужден ее выслушивать; идя из храма — тоже. Церковная ограда снаружи служит вешалкой товаров, а изнутри... клозетом... Следовало бы озаботиться переведением толкучего рынка в другое, более подходящее для этого место (хотя бы на базарную площадь, которая почти всегда пустует)...»

 

«Для удовлетворения религиозных потребностей...»

После революции храм довольно долго оставался действующим, хотя, разумеется, общине уже не принадлежал, а лишь «сдавался в пользование». В 1925 году его поставили на учет как архитектурный памятник, а в 1930 году здесь по неизвестной причине произошел пожар, повредивший иконостас. Церковь была застрахована надлежащим образом, однако денег община так и не увидела. Козловский окрстрах сообщил, что «страховое вознаграждение за сгоревшие здания и имущество церковным советам не выдается, а выплачивается тому советскому органу, который сдал церковь в пользование группе верующих». В данном случае таким «советским органом» являлся Козловский горсовет. Он получил 922 рубля за пожар в храме и употребил их «на культурные нужды».

 

В 1938 году Ильинку все-таки закрыли, причем в протоколе заседания Мичуринского (теперь уже) горсовета цинично подчеркивалось, что храмовое здание все равно уже «с согласия группы верующих не используется для религиозных надобностей», «служителей культа» нет, а трудящиеся Мичуринска нуждаются в клубе, общежитии и спортзале.

 

Спустя несколько лет оказалось, однако, что нужда трудящихся в действующем храме настойчивее, чем в клубе или даже общежитии (кстати, ни того, ни другого в Ильинской церкви так и не устроили, помещение «явочным порядком» заняла Мичуринская автоколонна под гараж и мастерские). В 1946 году мичуринцы обратились к уполномоченному Совета по делам РПЦ по Тамбовской области с заявлением: «Существующая, единственная в г. Мичуринске кладбищенская церковь по своим размерам далеко не удовлетворяет потребности верующих города и окрестных сел на многие километры по радиусу. В праздничные дни храм переполняется настолько, что масса верующих вынуждается стоять вне храма, часто под дождем, а зимой на морозе. Внутри же храма от духоты многие нередко теряют сознание. На основании изложенного мы, нижеподписавшиеся, просим зарегистрировать нас как вторую по г. Мичуринску добровольную религиозную общину, предоставив в наше пользование для удовлетворения религиозных потребностей здание бывшей Ильинской г. Мичуринска церкви...»

 

Естественно, ремонт верующие обязались «производить на свой счет». А ремонта предстояло много. Вот только некоторые сведения из отчета архитектурной комиссии, обследовавшей памятник в августе 1946 года: «Состояние конструкций: не удовлетворительно. Внутренняя кирпичная стена, отделяющая алтарь, имеет трещины, разрушена на 15%... железо с крыши на 25% снято... полы и половые балки на 20% разобраны... облицовки нет... живописи не сохранилось... иконостаса нет». Зато охранная доска «с маркой Главнауки» на здании имелась.

 

В 1947 году был подписан акт «передачи верующим здания Ильинской церкви». Однако в 1964 году, «рассмотрев письма и просьбы трудящихся», горисполком постановил закрыть храм. Свежеотремонтиро-ванное здание поступило в распоряжение музея, а верующим вновь предложили «использовать для молитвенных нужд» один лишь кладбищенский храм.



3 341
  • Нравится
  • 9

Интересно почитать


Васильевская Церковь в Овруче
Первая церковь Св. Василия была построена в Овруче (Украина) великим князем Владимиром Святославичем в 997 — 989 годах на месте разрушенного...
Церковь аббатства Тринити в Вандоме
Классическим памятником пламенеющей готики является Троицкая церковь аббатства Тринити в Вандоме (Франция). Монастырь этот был основан еще в 1040...
Санта Мария де Лара
Вестготское королевство, существовавшее на землях Испании в 453 — 718 годах оставило целый ряд интересных памятников архитектуры. Особого...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

Кенгуру является чемпионом по прыжкам в длину среди животных. Он может бегать со скоростью 50 км в час и делать прыжки по четыре-пять метров. Рекордный прыжок кенгуру — около 13 метров. Кенгуру делает вдох при каждом прыжке, независимо от скорости передвижения. Больше всего воздуха легкие животного содержат в самой высокой точке прыжка.


Самые популярные статьи
Что больше читают