Вюрцбургская резиденция

Огромное здание Вюрцбургской резиденции состоит из нескольких частей, которые сегодня совершенно независимы друг от друга и имеют отдельные входы. Всего дворец насчитывает 400 комнат, разделяющихся на северные и южные апартаменты. Хофкирхе — домовая церковь — сейчас является самым популярным местом бракосочетаний в городе.

Вюрцбургская резиденцияВюрцбургская резиденция

В 1720 году Бальтазару Нойману было поручено проектирование новой епископской резиденции в Вюрцбурге — масштабного дворцового комплекса, который призван был стать своеобразным памятником могущественному епископскому роду Шёнборнов — Грайфенклау, занимавшему видное положение в огромной империи. Непосредственным заказчиком выступал вюрцбургский епископ Иоганн Филипп Франц фон Шёнборн, но главы семейного клана — канцлер империи, курфюрст Лотар Франц фон Шёнборн и вице-канцлер империи Фридрих Карл — были едины в своем стремлении принять в создании этого памятника самое активное участие.

 

Парадная резиденция маленького, но гордого и амбициозного княжества в австро-германской империи имела гораздо большее значение, нежели родовой замок в каком-либо другом месте Европы. Она была наглядной демонстрацией древней родословной, достоинства, богатства и успеха ее владельцев, их главной презентацией себя и своего «королевства». С начала XVIII века уже не воинская слава, но возведение дворцов и парков, собирательство коллекций и библиотек, блеск и утонченный этикет придворной жизни в наибольшей степени способствовали самоутверждению местных князей. И именно в эту область теперь было перенесено их основное соперничество. Целые россыпи маленьких «Версалей», стремящихся иметь все атрибуты королевского величия и роскоши в сочетании с современными достижениями французской моды, появились в это время в каждом уголке австро-германских земель. И Вюрцбургской резиденции суждено было стать одной из самых блистательных из них.

 

Вице-канцлер Фридрих Карл фон Шёнборн, курировавший это строительство из Вены, прислал в качестве консультантов уже прославленных архитекторов империи — Максимилиана фон Велша и Иоганна Лукаса фон Хильдебрандта.

 

Возглавлявший работы Бальтазар Нойман мог противопоставить им лишь свою страстную одержимость и поддержку Шёнборнов, убежденных в том, что их протеже «обещает принести много пользы и добиться большого успеха». Помимо Хильдебрандта и фон Велша из Парижа для консультаций приглашались Робер де Котт и Жермен Боффран. Большую роль в декорировании интерьеров сыграли привлеченные скульпторы и лепщики Иоганн Вольфганг фон дер Овера и Антонио Босси и знаменитый живописец Джованни Баттиста Тьеполо. Нойман, автор проекта и воплотитель основных идей, подобно гениальному дирижеру сумел объединить все эти австрийские, французские, итальянские и фландрские влияния в гармоничное целое, сохранившее своеобразие местного франконского стиля.

 

Решающей в определении основных типологических черт вюрцбургского ансамбля оказалась специфическая ситуация в культуре всего Австро-Германского региона начала XVIII века, а именно — чрезвычайно быстрое прохождение стилевых фаз художественного развития (в этом очевидно сходство Германии и Австрии со всей Восточной Европой). В немецких постройках 1720-1740-х годов черты итальянского барокко, французского классицизма XVII века и французского рококо начала XVIII столетия, нередко сосуществуют вместе в самом причудливом симбиозе. Архитектура парадных дворцов, и особенно дворцов крупных резиденций, дольше всего сохраняла тяжеловесные барочно-классические формы. Само представление о репрезентативности связывалось, прежде всего, с монументальностью. Во дворце Вюрцбургской резиденции мы находим соединение барочной торжественной архитектуры фасадов, обильно украшенных лепниной и скульптурой, с версальским курдонёрным принципом построения парадного двора, при котором сильно выступающие боковые флигели создают энергичное «движение» вглубь, к главному фасаду основного здания. Выбранный Нойманом для строительства желтый песчаник, золотистый тон которого усиливает охра, сообщает нарядной архитектуре дворца дополнительную цветовую интенсивность.

 

Композиционная схема резиденции включает несколько флигелей, объедиенных вокруг центрального здания. Внутренние дворы разделены поперечными строениями, образуя сложную конфигурацию из многочисленных корпусов и дворов. К зрителю, обходящему дворец с внешней стороны, он каждый раз обращается новым неповторимым фасадом, как будто демонстрируя некий комплекс разнообразных типов дворцовой архитектуры.

 

Главный, парадный фасад обращен в сторону города. Его глубокий внутренний двор (Эренхоф) закрывает великолепная ажурная решетка. Помимо следования схеме французского курдонёра в формировании парадного фасада, данью французской моде также явились мансардные полуэтажи, которые не только оживили и разнообразили архитектуру дворца, но и предоставили достаточно места для размещения служб. Парадный фасад отличается обильным декором, организованным регулярным членением окон и пилястр. Пышный барочный портал имеет балкон над колонным портиком, на который выходят огромные, арочной формы французские окна-двери. Балюстрада кровли в традиции итальянского барокко украшена многочисленными вазонами и скульптурой.

 

Очень наряден Гартенфасад (садовый фасад), выходящий к Хофгартену (дворцовому парку), в противоположность городскому фасаду вытянутый по единой линии на 167 метров. Плоскостность боковых едва выделенных пилястрами, только подчеркивает нарядную пластичность трехгранного объема центрального павильона, украшенного круглыми и овальными окнами и роскошной лепниной. В решении Гартенфасада проступает очевидное влияние венской архитектуры: его центральный павильон явился блестящей ноймановской вариацией центрального ризалита Верхнего Бельведера в Вене архитектора Иоганна Лукаса фон Хильдебрандта.

 

Главным элементом торжественной представительности и смысловым центром резиденции стала ее знаменитая парадная лестница. Известно, что по указанию Иоганна Филиппа Франца фон Шёнборна она должна была быть подковообразной формы и идти наверх двумя маршами с двух сторон вестибюля, как это было принято в венских дворцах. Однако Нойман, после поездки в Париж и знакомства с новыми достижениями французской архитектуры, создал новый план. Пятинефное, занимающее всю северную часть холла здание лестницы начинается единым маршем и на площадке поворота разделяется на два рукава, поднимающихся торжественными монументальными маршами на верхний этаж.

 

В этой великолепной театрализованной, невиданной по своему масштабу лестнице искусство Нойманаинженера проявилось во всем блеске. Архитектор устранил из проекта первоначально запланированные верхние ряды опор, оставив всю конструкцию с ее огромными массами свободно лежать на выгнутых сводах с четко просчитанной кривизной подъема. Сохранились свидетельства современников, что Иоганн Лукас фон Хильдебрандт сомневался в жизнеспособности ноймановской конструкции, предсказывая, что за созданный эффект рано или поздно придется расплачиваться ее крушением. Тем не менее во время бомбежки 1945 года именно лестница единственная осталась стоять непоколебимым остовом вместе со своим знаме нитым, расписанным Тьеполо сводом среди рухнувших стен соседних флигелей.

 

Именно в Вюрцбурге итальянскому художнику Джованни Баттисте Тьеполо, уже прославившемуся к этому времени в качестве «короля монументальной живописи», суждено было создать свои наиболее знаменитые шедевры: грандиозную фреску лестничного свода (длиной почти 32 метра, шириной 18 метров), ставшую самой большой потолочной фреской в мире, и фрески Императорского зала (1752-1753).

 

По своей развернутой аллегорической программе фреска лестничного зала соответствует ее беспрецедентному масштабу и является образцом парадной иконографии уходящего барокко. Тьеполо задумал воссоздать картину современного ему мироустройства, где центральной темой становится восхваление правления князя-епископа Вюрцбургского как покровителя наук и искусств. Живопись Тьеполо также украшает главный парадный зал резиденции — овальный Императорский. Здесь для стенных фресок было выбрано два значительных события из истории вюрцбургского княжеского дома: бракосочетание Фридриха I Барбароссы и Беатрисы Бургундской (1156) и получение епископом Вюрцбургским Франконского герцогства из рук императора (1168).

 

Ноймановская архитектура Императорского зала — шедевр франконского рококо, тем более удивительный, что все приемы этого легкого и изысканного стиля, во Франции применяемые прежде всего в камерных пространствах небольших особняков, здесь предстают в барочных масштабах торжественного зала с двухъярусным освещением и сводчатым перекрытием. Все элементы рокайля здесь доведены до необыкновенной выразительности и даже утрированы, за счет чего возникает необычайно яркий, поражающий воображение эффект.

 

Покрытые штукатуркой и расписанные стены имитируют мрамор — любимый прием обманки рококо. Огромные раковины раскрываются над дверными и оконными проемами, рокайльный картуш и формообразующая спираль подчиняют своему изогнутому ритму богатый декор стен и свода. Овал, лежащий в основе плана зала, многократно повторяется в арочных формах окон, дверей, зеркал, падуг свода и декоративных филенок. Обилие белого цвета и преобладающая нежная пастельная гамма добавляют впечатление удивительной легкости этому залитому светом пространству. Свет струится из многочисленных окон, стеклянных дверей, зеркал и даже из рам и лепнины, куда вставлены крохотные овальные зеркальца.

Величественные росписи Тьеполо за счет легкости письма и высветленного колорита совершенно лишены какой-либо подавляющей монументальности. В соответствии с игровой эстетикой барокко фигуры фресок, «покидая» отведенные им обрамлениями места, «разбредаются» по стенам, вылезают из картушей и располагаются на архитектурных элементах, однако, как и белоснежные порхающие скульптуры, они совершенно лишены какой-либо объемной телесности и бесплотными видениями парят в светоносном зале.

 

Императорский зал — сердце резиденции, на нем сходится круговая анфилада парадных комнат князя епископа. Здесь в других, уже камерных масштабах, мы опять встречаемся со всеми характеристиками франконского рокайля. Это и причудливые кружева стукковой лепнины, и имитации росписи под мрамор, и настенные гобелены на парковые темы, и фигурные рамы десюдепортов, и изящная инкрустированная мебель. Следуя французским образцам, Бальтазар Нойман объединил комнаты в длинную анфиладу протяженностью более 160 метров. Южные комнаты, включающие Зеркальный кабинет, появились в 1729-1746 годах при правлении Фридриха Карла фон Шёнборна, в них заметна ориентация на венское рококо. Северная анфилада была оформлена позже, в 1749-1754 годах, при Карле Филиппе фон Грайфенклау и включает комнаты с великолепными резными деревянными панелями и стукковой декорацией из позолоченной и белой лепнины работы итальянца Антонио Босси.

Именно в Германии достигла апогея столь любимая в рококо игра с зеркалами и светом — ее вершиной явились зеркальные кабинеты, великолепным образцом которых стал Зеркальный кабинет Вюрцбургского дворца с его фантастическими эффектами множащихся отражений уходящих в бесконечность пространств. Только в Германии сохранилось все многообразие этой игры, когда кусочки зеркал вкраплялись в лепной декор потолка, стен, картинных рам, вспыхивая вдруг от солнечных лучей или огня свечей волшебным блеском в самых разных уголках зала.

 

Чрезвычайно эффектен Гартензал (садовый зал), который находится на нижнем этаже, выходящем в парк. По контрасту с несколько распластанным овальным зальным объемом Нойман выстроил внутри него сферическую аркаду из стройных колонн, над которой раскинулся легкий шатер свода. В соответствии с модой рококо в интерьер привносятся формы парковой архитектуры. Эффект усиливается тем, что иллюзионистическая зелень свода и реальная зелень сада, входящая в зал через многочисленные проемы высоких французских окон-дверей, размывают границы реальности, создавая иллюзию единого легкого, пронизанного светом пространства садовой беседки.

 

Неотъемлемой частью Вюрцбургской резиденции является придворная церковь — Хофкирхе (1743). Розовая узорчатая текстура мраморных колонн, белый и позолоченный мраморный стукк и теплый колорит фресок работы придворного живописца Рудольфа Вайса образуют богатую контрастами красочную композицию. Над боковыми алтарями расположены две картины Джованни Баттиста Тьеполо: «Вознесение Марии» и «Битва ангелов».

Вюрцбургская резиденция стала ярчайшим примером монументального парадного дворцового комплекса. Архитектурный и инженерный гений Ноймана позволил ему, отобрав из многих архитектурных примеров наиболее выразительные компоненты, создать собственный, индивидуальный, неповторимый художественный стиль, получивший самую широкую известность и ставший образцом для многих подражаний.

 

В 1981 году Вюрцбургская резиденция вместе с дворцовым парком Хофгартен была включена в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.



299
  • Нравится
  • 0

Интересно почитать


Эскориал
Не так уж много выдающихся архитектурных памятников сохранилось до наших дней в том виде, как их задумывали создатели. А вот огромный комплекс...
Хофбург
Хофбург, зимняя резиденция австрийских суверенов в центре Вены, — это 18 зданий, среди которых на первый план выступают большие дворцы во всей...
Храмовый  комплекс  Пулэсы в Чэндэ
Чэндэ — городской округ в провинции Хэбэй. Здесь религиозные и государственные символы сливаются воедино: кроме роскошного дворцового комплекса...
Мечеть Омейядов в Дамаске
Эпоха правления Омейядов (661 — 750), первой династии Арабского халифата, ознаменовалась полной победой ислама на огромной территории от Алжира...
Кельнский Собор
В 1164 году император Фридрих I Барбаросса (1122 — 1190) подарил кельнскому архиепископу Райнальду фон Дасселю мощи Святых волхвов, увезеных из...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

Женска коса состоит в среднем из двухсот тысяч волос и способна выдержать груз весом в 20 тонн.


Самые популярные статьи
Что больше читают