Торгово-развлекательный центр «Кристалс» в Лас-Вегасе

Торговый центр не имеет никакой иной цели и не содержит в себе никакого иного смысла, кроме идеи потребления. В его архитектуре нет и не может быть какого-то сложного символического смысла, повествовательного рассказа о чем-либо. Он, как Хрустальный дворец, построенный к Всемирной выставке 1851 года сначала в Лондоне, а затем, в 1853 году, воспроизведенный в Нью-Йорке, сам по себе является объектом искусства (архитектуры) вне зависимости от своего наполнения.

Торгово-развлекательный центр «Кристалс»Торгово-развлекательный центр «Кристалс»

В манхэттенском Хрустальном дворце 1853 года — как и
на всех ранних всемирных выставках — показывают

немысли­мую смесь из всякого рода безумных производств

никчемных вещиц, воспевающих (теперь, когда машины

научились повто­рять технологию уникального)

демократизацию предмета.


Рем Колхас.

 

Пусть торговые центры и не играют ключевой роли в творчестве архитектора Даниэля Либескинда, но, во всяком случае, один из них — торгово-развлекательный центр «Кристалс» в комплексе «Сити-центр» в Лас-Вегасе — послужит хорошим примером того, чем становится архитектура в эпоху постмодернизма и деконструктивизма, и того, как архитектурные объемы могут т _ .. взаимодействовать между собой и с общественным городским пространством.

 

Проект «Сити-центра» осуществлялся на небольшом участке земли Лас-Вегас-Стрип. Он представляет собой совокупность высотных зданий отелей, расположенных вокруг района бутиков и развлечений. «Ситицентр» стал самым дорогим частным проектом в области недвижимости в США.

 

Площадь всего комплекса составляет 46 000 м2. Это колоссальная инфраструктура, удовлетворяющая всем человеческим потребностям и прихотям, триумф потребления и гедонизма.

 

Кристаллические формы из нержавеющей стали создают впечатление динамичного и хаотичного нагромождения объемов. Огромный кристаллический монолит «не теряет» своей формы ни при одном из ракурсов. Кажется, что здесь совершенно отсутствует разделение на вертикальные и горизонтальные элементы, на опоры и перекрытия. Основы архитектоники окончательно стираются — это ярчайший пример деконструктивизма.

 

Фасад здания в виде причудливого кристалла выполнен из стальных панелей и стекла. Крыша ломаной формы поддерживается сложной системой опор. Она состоит из 13 плоских и 6 наклонных дугообразных пластин, прорезанных зенитными фонарями. Сооружение не имеет прямых углов и каждый его элемент уникален. Здание настолько эффектно, что пройти мимо, не заглянув внутрь, просто невозможно.

 

Зенитные фонари — светопрозрачная часть крыши или вся крыша, которая выполнена в виде купола, арки. Этот элемент является не только дизайнерским решением, но и дополнительным источником света. Зенитные фонари используют для естественного внутреннего освещения как крупных зданий, так и сооружений практически любого назначения — промышленных зданий, спортивных объектов, выставочных павильонов, зимних садов и т. д.

 

Изломанность и хаотичность внешнего облика сооружения контрастирует с огромным внутренним пространством, которое решено в духе функционально-пользовательского конструктивизма. Причудливые формы в интерьере здания дополнены фонтанами, цветочными композициями и невероятными произведениями всемирно известных скульпторов Генри Мура, Класа Ольденбурга и других.
В отделке «Кристале» использованы самые современные, экологически безопасные материалы, а инженерные решения отвечают жестким стандартам энергосбережения. Благодаря этому в конце 2009 года комплекс получил золотой сертификат LEED от Green Building Council в категории «торгово-развлекательные центры».

 

В 2010 году «Кристалс» был удостоен награды IDEAS2 за инновационный дизайн в инженерии и архитектуре, а также награды от Американского института стальных конструкций (AISC) в знак признания выдающегося достижения в области техники и архитектуры структурных проектов из стали.

 

Все эти награды говорят о значимости проекта. При строительстве здания использовано 13 900 тонн металлических конструкций. Некоторые опоры несут более 15 горизонтальных элементов. Просчитать такие конструкции было бы невозможно без компьютерного моделирования. Применение цифровых технологий в инженерии сделало вполне осуществимыми практически любые футуристические архитектурные проекты, ограниченные только пределами нашего воображения. И неслучайно можно провести визуальную параллель между центром «Кристалс» и проектом Музея современного искусства в Бильбао Фрэнка Бери. В них действительно много общего: хаотичность форм, сложность конструктивных решений, принципы организации пространства. Именно Фрэнк Гери был одним из первых, кто стал воспевать компьютерные технологии на службе у архитекторов. Гери очень высоко оценивает компьютер за то, что он возвращает архитектору контроль над процессом проектирования. До этого момента он был вынужден подчиняться инженерии, а теперь благодаря технологиям смог стать независимым автором своего проекта.

 

Прообразы комплекса «Кристалс» можно увидеть и в творчестве самого Либескинда. Во-первых, это Западный торгово-развлекательный центр в Берне, во-вторых, это музеи и образовательные центры в Европе, Америке и Азии, начиная от центра в израильском университете Бар-Иллан в Рамат-Гане (2005) и проекта расширения денверского Художественного музея. Если со швейцарским проектом «Кристалс» стоит сравнивать по типологическому принципу, то с музеями и центрами — по формальным и стилистическим признакам.

 

Западный торгово-развлекательный центр в Берне был построен всего на год раньше, но его формы намного скромнее, сдержаннее, они более статичны и упорядочены. Словно архитектор боялся применить свой опыт, накопленный при строительстве зданий с экспрессивными, «говорящими» формами. Надо сказать, что до Берна в творчестве Либескинда такого типа сооружений не было. Зато было много музеев, образовательных и культурных центров, на которых он смог отработать и довести до совершенства индивидуальные выразительные приемы. Денверский проект, хотя и был реализован раньше бернского, но представляет собой гораздо более сильную, динамичную, проработанную форму.

 

К работе над проектом «Сити-центра» были привлечены крупные архитекторы: Дэвид Рокуэлл, Хельмут Ян, Рафаэль Виноли, Норман Фостер, Пелли Кларк, Юджин Кон и Артур Дженслер в качестве главного архитектора и создателя генплана всего комплекса. Единственной идеей, объединяющей весь комплекс, было создание по-настоящему урбанистической среды, отличающейся от всего, что было когда-либо построено на Лас-Вегас-Стрип. Эта идея воплощалась в первую очередь благодаря отказу от принципов «односторонней архитектуры» казино, предполагающей только «вход» и «выход», и созданию сложного многоуровневого городского пространства со своими парками, пешеходными зонами и внутренней транспортной системой. Пешеход в этой среде становится исследователем, постоянно открывая для себя новые пространства и объекты паблик-арта. Эта среда играет более важную роль, чем интерьеры. И стеклянные элементы крыши «Кристалс» оказываются закономерным элементом: через них видны другие объекты комплекса и связи между ними.

 

Весь «Сити-центр» из шести отелей и торгового центра должен был изменить представления о Лас-Вегасе и его архитектуре, сложившиеся в 1970-е годы под влиянием идей Роберта Вентури, Дениз Скотта Брауна и Стивена Айзенура, изложенных в книге «Уроки Лас-Вегаса». Авторы обращаются к придорожной эклектике гостиниц, моллов и казино Лас-Вегас-Стрип и утверждают концепцию нового стиля, где форма здания выполняет не столько конструктивную, сколько символическую функцию. Броскость, копирование достопримечательностей со всего мира, как в Диснейленде, отсюда — эклектичность, отсутствие каких-либо урбанистических и структурных принципов — вот те принципы и качества, которые служили синонимами архитектуры Лас-Вегаса с легкой руки создателей «Уроков». Надо сказать, что книга пользуется популярностью и по сей день. Но архитектура не стоит на месте.

 

Проект «Сити-центра» призван был стать поворотным моментом в истории городского планирования и организации общественных пространств Лас-Вегаса. История города казино и придорожных мотелей должна была уйти в прошлое. Если раньше казино были только в Вегасе, то сегодня они есть по всему миру. Поэтому во всем комплексе есть только один отель с казино, в остальных же акценты перенесены на другие возможности времяпрепровождения.

 

Произошел существенный сдвиг в парадигме большого города. Так, в 1920-е годы, накануне Великой депрессии, архитекторы во главе с Раймондом Худом пытались совершить революцию в сфере городского планирования на Манхэттене при строительстве Рокфеллеровского центра. И архитекторы комплекса «Сити-центр», кажется, свято чтят заветы Худа: «Все планирование... должно вестись вокруг коммерческого центра, настолько прекрасного, насколько это возможно с учетом необходимости извлечения максимальной прибыли». Поэтому здесь «Кристалс» служит основой композиционных, пространственных, а главное — экономических решений. Эти принципы строительства прошли проверку временем и, по всей видимости, будут действовать всегда.



357
  • Нравится
  • 0

Интересно почитать


Еврейский музей в Берлине
История Еврейского музея в Берлине началась в 1933 году, когда в здании на улице Ораниенбургер Штрабе был открыт музей, организованный еврейской...
Вокзал природы в Ильцене
В период индустриализации Германии возникла необходимость в расширении сети железных дорог на участке Бремен — Ганновер. Одним из городов,...
Хабитат-67 в Монреале
Конец 1960-х годов посеял смятение в душах архитекторов. Футуристическая архитектура, которая недавно занимала их мысли, продемонстрировала острую...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

Когда какому-нибудь скунсу придет в голову прогуляться по оживленному шоссе, водители автомашин в ужасе тормозят. Если машина подвергнется «химической атаке», пользоваться ею в течение нескольких месяцев станет невозможно.


Самые популярные статьи
Что больше читают