Северный филиал Имперского военного музея в Манчестере

Северный филиал Имперского военного музея в Манчестере — еще один выдающийся пример творчества Даниэля Либескинда. Основная цель этого проекта — показать разрушающее влияние войн на человеческую личность. Но можно понимать его суть и более узко — показать, как изменила война жизнь британцев. И тогда становится понятно, почему филиал лондонского военного музея был построен именно в Манчестере — этот промышленный регион, производивший значительную часть вооружения для британской армии, являлся стратегически важной целью немецких авианалетов во время Второй мировой войны.

Северный филиал Имперского военного музея в МанчестереСеверный филиал Имперского военного музея в Манчестере

Прежде чем я предложил проект этого музея,
я думал об «Илиаде» Гомера. В этом тексте
заключается вся история Западного конфликта.
Все произведение — о крови и разделении мира
на части.


Даниэль Либескинд

 

С тех пор как в 2001 году строительство сооружения было завершено, оно получило множество наград и было признано одним из самых узнаваемых зданий современной британской архитектуры (серебряная награда «Large Visitor Attractions in England» в «Visit Britain’s Excellence in England Awards», 2007).

 

Интересно, что выбор места и последующая высокая оценка, которую британцы дали этому сооружению, — два факта, связанных между собой, и для современной архитектуры это очень показательно. Музей построен в пригороде Манчестера, который называется Сальфорд Куэйс, на берегу Манчестерского судоходного канала. В прошлом на берегах канала располагались корабельные доки, и весь район был некомфортным для жизни и нереспектабельным.

 

С середины 1990-х годов, Куэйс стал местом, которое решено было переосмыслить, местом, в которое нужно было вдохнуть новую жизнь. В связи с этим здесь были построены театр и галерея Лоури (1999, архитектор Майкл Уилфорд), малоэтажные и высотные жилые дома, пешеходный мост «Миллениум» со сложной подвижной конструкцией, обеспечивающей проходимость судов (1999, по проекту архитектурного бюро «Кристиани и Нильсен»), известный комплекс «Медиа-Сити» (2006-2011), построенный по проекту одного из самых значимых современных английских архитекторов Уилкинсона Эйра и ставший офисом телекомпании ВВС.

 

Одним из проектов, призванных создать новый имидж Куэйса, стал Северный филиал Имперского военного музея, расположенный напротив «МедиаСити» через канал и соединенный с ним мостом «Миллениум». Таким образом, тот факт, что все эти постройки являются частями одного проекта по преобразованию городской среды, становится очевидным, хотя нигде и не декларируется. В стилевом отношении этот глобальный комплекс действительно достаточно разнообразен. Но наибольший интерес он представляет с точки зрения организации городского общественного пространства. Два крупных культурно-медийных объекта с пешеходной зоной, смотровыми площадками, ресторанами и магазинами, объединенных в один пространственный кластер пешеходным мостом, — типичный пример организации городской среды в XXI веке. Более того, на момент строительства музея здесь еще не были построены высотные комплексы, поэтому гигантский силуэт музея четко читался на фоне неба, формировал архитектурный ландшафт. Он стал доминантой в окружающей застройке, на которую впоследствии стали ориентироваться другие архитекторы, создававшие проекты для Манчестера. Но и сегодня, за счет выгодного расположения на берегу канала, музей сохраняет визуальные характеристики и значимость в пространстве маленького города.

 

Все это напоминает проект не менее значимого и, наверное, одного из самых влиятельных архитекторов современности Фрэнка Гери. Речь идет, конечно же, о Музее Соломона Гуггенхайма в Бильбао. Он тоже расположен в прибрежной части, окружен пешеходной зоной, включающей мост, соединяющий ее с другим берегом канала (или реки) и создающий единую городскую пешеходную среду. А кроме того, оба музея еще и визуально похожи друг на друга. И то, и другое здание облицованы металлическими листами (в случае с музеем в Бильбао это титан, в Манчестере — алюминий). Конструкции обоих музеев представляют собой яркие примеры деконструктивизма в архитектуре. Это крупные архитектурные блоки неправильных геометрических форм со сложными криволинейными очертаниями, сталкивающиеся в пространстве и пронзающие друг друга под разными углами. Мысль о схожести проектов подтверждается тем, что строительство Военного музея в Манчестере началось одновременно с завершением строительства Музея Гуггенхайма. Этот факт не означает, что проект Либескинда был плохим (то есть попросту повторяющим проект его коллеги). То, что называется «эффектом Бильбао» (когда благодаря возведению музея городские, в частности промышленные, пространства облагораживаются и становятся привлекательными для туристов, а значит, и экономически привлекательными), играет очень важную роль в современных городах, давая пространствам новую жизнь, и здесь реализация подобного проекта оказалась очень успешной.

 

Проект Либескинда для Северного филиала Имперского военного музея в Манчестере и сегодня остается одним из наиболее характерных для архитектора, особенно если говорить о музейной теме в его творчестве. Как и в музеях, которые рассматривались ранее, внутреннее пространство и вся архитектурная композиция сооружения наделены символическими смыслами и обладают определенной функциональностью.

 

Архитектурная композиция музея представляет собой три пересекающихся блока, или «осколка», каждый из которых имеет свой наклон и изгиб. Это символы трех элементов нашего мира — земли (самая большая горизонтальная часть), воздуха (отклоненный на 4,5 градуса от вертикали блок 55-метровой высоты) и воды (горизонтальный блок с другой курватурой, нежели у земли). Все они взаимосвязаны — как в реальном мире, так и в символическом пространстве музея. Их столкновение символизирует мировой конфликт на земле, в воздухе и в воде.

 

Курватура — незначительный выгиб горизонтали или уклон вертикальной поверхности или опоры здания.

 

Посетители музея заходят внутрь через «воздушный осколок». Конструкция этой башни состоит из расположенных крест-накрест стальных балок. Они несут на себе как внешние стены, так и внутренние элементы. Хотя стен тут как таковых нет, потому что внешняя оболочка здания проницаема (это же «воздушный осколок»!) и состоит из некоего подобия металлических жалюзи. Это устроено по тому же принципу, что в пристройке Военно-исторического музея в Дрездене. На высоте 29 метров расположена словно парящая в воздухе смотровая площадка, откуда открывается удивительный вид на город и на Манчестерский судоходный канал, благодаря тому что высотное строительство здесь все еще недостаточно развито.

 

Изогнутый «осколок земли» является основной выставочной зоной, где располагаются экспозиции, составленные по хронологическому и тематическому принципу. Пол в выставочных залах сделан с небольшим наклоном, имитирующим изгиб земного шара. Подобный эффект также был использован архитектором в другом его проекте — Еврейском музее в Берлине, но там основной смысл его был смещен в область национального самоопределения.

 

Экспозиция включает в себя такие знаковые объекты, как советский танк Т-34 или английский самолет AV8a Harrier jump-jet, сыгравшие ключевую роль во Второй мировой войне. Все внутренние поверхности экспозиционных залов выкрашены в темно-красный цвет. С одной стороны, это, безусловно, символизирует кровь, пролитую в войнах, с другой — один из символов Великобритании — алые маки, а также красный — цвет магмы, находящейся под землей, символом которой и является данный «осколок». С самого начала предполагалось, что на все вертикальные и горизонтальные поверхности будут проецироваться исторические фильмы о войне и фотографии. (С учетом этой задумки и планировалось пространство.) В сочетании с наклонным полом такой прием окончательно дезориентирует зрителя: усиливается впечатление хаоса глобального конфликта, визуально «растворяются» поверхности стен, пола и потолка. При этом Либескинд говорит, что искажение пространственной реальности не нравоучительно. Он воздействует на чувства зрителя, оставляя за ним выбор интерпретации архитектурных приемов.

 

Третий «осколок», символизирующий водную стихию, является зоной досуга — здесь расположены ресторан и зрительный зал. Эта часть архитектурной композиции находится непосредственно у канала и имеет причал.

 

Сегодня мы можем сказать наверняка, что строительство Северного филиала Имперского военного музея в Манчестере было обусловлено не только фактором исторической значимости этого места, связанного с событиями Второй мировой войны, но также и фактором современной урбанистики и стремлением переосмыслить старые промышленные зоны, сделать их комфортными для жизни и привлекательными для туризма. Этот проект стал важным не только для маленького пригорода Манчестера, но и для всей современной архитектуры в целом. В одном из интервью Даниэль Либескинд сказал: «Когда строительная бригада впервые приехала в Берлин для строительства Еврейского музея, рабочие сказали, что у них нет достаточно мастерства по сравнению с теми, кто работал над созданием Манчестерского проекта. Но если архитектор говорит непосредственно с рабочими на месте строительства и если он может убедить их, что они делают что-то особенное, то они действительно смогут сделать это».



2 083
  • Нравится
  • 0

Интересно почитать


Музей Louis Vuitton в Булонском лесу
В Булонском лесу на западе Парижа притцкеровский лауреат и музейный гений Фрэнк Гери построил дом для художественных коллекций Fondation Louis...
Имперский собор в Вормсе
Имперский собор, или Кайзердом — традиционное название храма, который был построен под прямым покровительством императора Священной Римской...
Замок Корвинешть
Между заводами и трубами индустриальной Хунедоары, на высокой скале поднимается в небо готическое чудо — замок Корвинешть — самый...
Музей Писанка
Писанка — это обычное куриное или иногда гусиное яйцо, которое расписывается воском по особой технологии и окрашивается анилиновыми или...


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Все Чудеса Мира
Категории Чудес
Просто Интересно
Любопытные сведения

На языке аборигенов Австралии «коала» означает «никогда не пьющий воду». Сумчатый медвежонок действительно никогда не пьет воду. Необходимую жидкость он получает из эвкалиптовых листьев, которыми питается.


Самые популярные статьи
Что больше читают